В очередном рейде по семьям, находящимся в социально опасном положении (СОП), мы увидели славных ребятишек, которым довелось родиться у неблагополучных родителей, делающих приоритет на пьянство, свои утехи. На учете в Комплексном центре социального обслуживания населения Каменского района состоят 45 городских семей СОП и 16 районных.

Корреспонденты «Каменских известий» присоединились к Маргарите Мишустиной, руководителю центра, и Алле Беляновой, начальнику ОДН ОУУП  и ПДН МО МВД России “Каменский”. Накануне начала учебного года в рамках Всероссийской акции «Помоги пойти учиться» нужно было посмотреть, подготовлены ли к нему дети школьного возраста, получили ли родители помощь от государства, которая дается многодетным семьям.

Садимся в машину и про каждую из запланированных для посещения семей Алла Александровна и Маргарита Станиславовна  рассказывают без шпаргалки, так как на учете большинство стоит давно, и борьба за нормальное детство в их семьях идет неустанно. Мы не станем называть точные адреса и фамилии из этических соображений.

Едем по первому адресу, в дом по ул. Первомайской, который семья снимает, так как их собственное жилище сгорело. Здесь полным ходом шла подготовка к дню рождения одного из троих детей, которому исполнилось 7 лет. Мама рассказывает, что выводы соответствующие она сделала. Одного ребенка оформила в школу, второго в детский сад. Это потом мы узнали, что мама крепко выпивала, терялась. На какое-то время двоих ребятишек помещали в больницу, затем их забирал отец, потом вернул. На данный момент дети при маме и счастливы. Женщина трезвая, готовит что-то вкусненькое. На улице на веревках сохнет выстиранное белье. Вот бы так всегда. Интересуется Маргарита Мишустина, как с канцелярией, что если недостаточно, центр обязательно поможет. Облегченно вздохнув, что у этих мальчишек сегодня все нормально, едем дальше. На ул. Первомайской живет и семья, где пятеро детей (2006, 2008, 2013, 2016 и 2018 г. р.). А мама уехала на заработки, причем вроде как получив детские пособия. Дома никого не было. Но подошла молодая беременная женщина, пояснила, что мужчина колет где-то дрова. Дети пока в деревне. Скоро приедут и будут жить с отцом. К школе собраны мамой.

В большой квартире в доме по ул. Томской живут переселенцы из барака, где пятеро детей. Семья давно на учете. Пьют оба родителя. В квартире вечный ремонт. Был случай, когда пьяные взрослые спали, а малыши подожгли лежавшее на кресле тряпье. Все обошлось, только комната закоптилась. На вопрос Аллы Беляновой, как давно перестали выпивать, женщина говорит, что больше месяца. Однако жильцы дома говорят обратное, буквально пару дней как видели соседей нетрезвыми. Если сказать, что в квартире беспорядок, это ничего не сказать. Ручки и тетрадки запасли, остальное — купят. И эту семью не оставят без контроля. Будут сотрудники органов профилактики здесь еще не раз.

Отправляемся на ул. Победы, здесь тоже живет учетная семья. Бардак нереальный. Мама кое-как открыла глаза. Речь не совсем связная. Детишки жмутся к маме. Потом рассказывают, что кушали хлеб с вареньем. На вопрос, что еще (от авт.: дело было после 15 часов), отвечают «Морс из варенья». Мусор везде и всюду. На полу в соседней комнате лежал явно нетрезвый мужчина. Когда спросили, что здесь делает, он решил ретироваться. Мальчишки давно не стрижены. Хотя пока еще детки замечательные, открытые, искренние, готовы рассказать все про свою жизнь, которой они довольны, ведь рядом мама. И сейчас неважно, что вокруг грязь и ничего не приготовлено, и мама пьет. Сказали про папу, что он ходит на работу, а потом приносит им покушать. К школе дети не собраны. Проверяющие обещают приехать на следующий день, чтобы к этому времени дети были отмыты, в доме наведен порядок. И маме или папе необходимо оформить помощь к школе, получить канцелярию, которую в центре соцпомощи выдают бесплатно.

Как выяснилось, эта молодая женщина идет по наторенному пути своей матери, которая также состояла на учете, пила.

Мальчик, который пойдет в первый класс, еще не записан в школу.

С трудом находим следующую мать шестерых детей. Кочует вместе с ребятишками. Жили в Заковряшино, в Буяне, в Крутихе у старшей дочери. Там после очередного скандала дочь с мужем выгнали мамашу с детишками босиком на мороз. Сейчас, прибыв из Новосибирска, горе-путешественница проживает у двоюродной сестры. Зачем-то прописалась сама и детей там же в Новосибирске. Как они пойдут в школу без прописки? Мамаша говорит, что отдала паспорт очередному «мужу», чтобы он их выписал. В школу пятеро детей не записаны. Обещает женщина, что снимет квартиру, устроится на работу. Но, к сожалению, это не первое обещание, которое не выполняется. Давно эта семья в поле зрения органов профилактики. Ищут маму, призывают к совести, пытаются образумить.

В доме на Барнаульской в кроватке стояла 10-месячная малышка. На кровати спал мальчик, у которого по всей руке видны следы старых ожогов. Оказывается, в 1,5 годика малыш прислонился к раскаленной дверце печи, родители не доглядели. Как-то отец упал с малышом в воду и чуть не утопил его. А еще раньше в семье погибли два ребенка в пожаре. Причем произошло это на следующий день после того, как родители забрали домой изъятых деток. Судя по всему, и сейчас мамаша и папаша не раскаялись и ведут прежний образ жизни. А профилактические беседы, увещевания для таких людей как слону дробина, то есть никак. Уже самая старшая девочка уходит из дома, видно, набравшись «опыта» у своей матери.

Одну мамашу пятерых детей мы искали по нескольким адресам. Оказалось, она отправилась в центр соцпомощи, где сейчас находятся четверо её детей, которых забрали накануне, так как были брошены одни. Несколько дней назад, когда женщина гулеванила ночью в пивнушке, двухгодовалая дочка играла за питейным заведением в траве. И это в два часа ночи.

Не было дома на ул. Достоевского хозяйки и матери пятерых малолетних детей (2010, 2013, 2016 и двое 2017 г. р.). Как рассказала Маргарита Мишустина, на учете многодетная мамаша с 2018 года, так как пьет, оставляет детей одних на длительное время в нетопленом доме, где нет и продуктов. Крошечный дом, приобретенный под материнский капитал, где нет и не было ремонта. У ребятишек нет нормальных спальных мест.

Когда женщина в декабре 2017 года родила двойню, она, так как девочки были слабенькие, пробыла в больнице месяц. Так как дом был не топлен несколько недель, маму разместили в социальной гостинице комплексного центра. Там она прожила с детками 3 месяца. Ее обучали навыкам ухода за новорожденными, ведению домашнего хозяйства. Потом семью не оставляли без внимания. После сигнала о том, что малолетние дети брошены одни, специалисты центра стали ежедневно посещать эту семью.

В один из декабрьских дней в доме оказалось не топлено. Сама мамаша была одета в зимнюю одежду и шапку, а малыши полураздетые. Одна из девочек-двойняшек лежала на диване в одной футболке, ступни ножек синюшные. Оказалось, что мать не ночевала дома. На «скорой» детишек отправили в детское отделение ЦРБ.

Чтобы обезопасить детей, женщине предложили вновь заселиться в социальную гостиницу. И опять с ней вели профилактическую работу, помогали в медосмотрах учили планировать бюджет. Одевали их, обували. После возвращения домой был организован семейный патронаж, чтобы хозяйка следила за детьми, убирала, варила, стирала. Но увы, в очередной приезд в доме были грязные дети, недостаток еды. 14 августа в Комплексный центр позвонили и сообщили, что маленькие дети ночевали одни. Матери не было дома. Ребятишки грязные и полуголодные. У одной из девочек на ножке были следы ожога. Оказалось, что мамаша отсутствует с 13 августа. Сотрудники полиции и КЦ определили детей в инфекционное отделение ЦРБ. Сегодня поднимается вопрос о лишении горе-мамаши родительских прав.

Все эти так подробно рассказанные истории говорят о том, что органы профилактики бьются за подобные семьи как за свои. Выезжают ночами, разыскивая родителей. Возвращают их домой к детям, пытаются помочь. Но как можно помочь тому, кто не хочет принимать помощь, кто не хочет растить и воспитывать своих детей, утопая в запоях, как в вязком болоте. Зачем детям нужны такие семьи, где холодно, голодно, небезопасно, особенно для малолетних. Зачем сохранять семьи, в которых годами запиваются женщины и мужчины. Кто знает, что в голове у того запитого чужого дядьки, который находится рядом с 10-летней девчушкой? Что это за нынешняя политика, когда несмотря ни на что надо сохранять семью. Для чего? Чтобы дети жили в нечеловеческих условиях, а потом сами стали такими же горе-родителями? Можно сохранять семьи, где есть любовь к детям, а там где она пропита, что сохранять?

 

Везде, где мы побывали, дети еще не запущены до предела. Хотя многие отстают в развитии. Но если они попадут в нормальные семьи, где с ними будут заниматься, большинство догонят своих сверстников и станут нормальными людьми. Невозможно, чтобы маленькие дети оставались с матерью, пропивающей пособие на ребенка, забывающей вернуться хотя бы к ночи домой. Может быть, тот, кто дает указания сверху, не бывает в таких семьях, в которых мы побывали в этот раз?

Наталья МОРОЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    58
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 58
  •  
  •  
  •  
  •