Здравствуйте, дорогие читатели. Я продолжаю несколько вольный рассказ о житии села Аллак. Попробую проследить жизнь крестьян через призму аллакских «кланов».  Их на протяжении трех веков объединяло трудолюбие и любовь к Матушке-земле.

Живет в селе Аллак довольно приличный «клан»  Мещеряковых. На вопрос: «Вы как в Сибирь попали?» отвечают: «Да мы всегда здешние были». Исторические события в стране как под одну гребенку равняли судьбы людей,  вот уже и  Мещеряков  Федор Антипович уходит на фронт защищать свою Родину от фашистов, а в Черепенино остается Мария Алексеевна, на руках у женщины шестеро детей: Анна, Зина, Леня, Александра, Петя и Коля.  Ни с чем не сравним материнский подвиг, уже в 1942 году получила похоронку на мужа, а всех шестерых на ноги подняла. Это сейчас коноплю вырубать от наркоманов нужно, а тогда конопляное масло первым помощником было в деле выживания. А крапива, что возмущает нас сейчас своими зарослями, спасла от голода и холода  детей Мещеряковых в самом прямом смысле. В семье работали все, и стар, и мал. «Я только научился ведро держать в руках, как здесь же был определен водовозом в колхозе», — говорит Николай Федорович. Может, поэтому выросли такими трудолюбивыми? Думаю, нет. На мой взгляд, трудолюбие заложено в них генетически.

Всей семьей активно участвовали в освоении целины, Николай работал на тракторном прицепе, Зина и Анна (Голикова по мужу) в поле поварами. Николай Федорович говорит: «Дед Михаил и бабка Настасья, и те работали, а уж про остальных чего говорить». Основная работа была на конях. А с конями в семье Мещеряковых умело обращались. Подвозили зерно к сеялкам, воду, еду, вывозили сено, фураж на ферму. За работу получили медали «За освоение целинных земель».

С особой теплотой вспоминают все Мещеряковы  работу и жизнь с 60-го по 90-й годы двадцатого века. Теперь  в их глазах светится улыбка и радость. Перечислю клан Мещеряковых в эти годы, что работали в колхозе «Родина». Для простоты чтения упущу фамилии. Анна Федоровна, Зинаида Федоровна, Александра Федоровна, Алексей, Петр, Николай Федорович,  Владимир Сергеевич, Петр Сергеевич,  Анатолий Геннадьевич. Не уступали им в доблестном труде и их спутники жизни. Латышев Сергей Петрович пошел работать в 14 лет.  За нелегкий шоферский труд награжден Орденом «Трудового Красного Знамени». Мещерякова Екатерина Ивановна возглавляла животноводческую ферму.

 

 

«Я люблю людей», — говорит Екатерина Ивановна. И это чувствуется в каждом ее рассказе о тех,  с кем она работала.

«Организовали звено  телятниц: Зятькова  Людмила Ивановна, Доценко Амалия Давыдовна, Дедюхина Галина Ермиловна, Ваганова Любовь Михайловна. Девчата подобрались как на подбор: молодые, удалые, красивые. По телятнику как птички порхали. Вся работа спорилась в их руках. И стало наше звено прославленным и в районе, и в крае. Достойные зарплаты, премии, награды, фотографии на Доске Почета в Красном уголке на ферме. Умели в советское время чествовать людей труда.   А какие праздники для нас устраивали партком, профсоюз, сельский клуб. Я, например, с удовольствием всегда вспоминаю ежегодный «Праздник животноводов». В июле на цветущей  поляне  ставили столы. И с утра до вечера: концерт, награждения, песни, пляски под гармошку, розыгрыши друг друга, позирование перед фотоаппаратом.  Как сплачивало все это коллектив, как интересно было жить. Вот сейчас чернят село: там пьянь одна живет. Не было этого тогда, нет и сейчас. Люди во все времена и всюду разные живут. Бывало, и загуляет кто-нибудь из скотников, а Иван Михайлович Бобылев строгий в этом отношении был. Увидят, что он к ферме приближается, спрячутся в ясли под сено,  женщины закроют их соломой. Ну и я молчу: ведь прогуляются и опять «чертомелить» начнут. Хлесткое слово «чертомелить», но уж очень верное. Работали в полную силу, за свое дело у всех душа болела. Вот пример. Вышла на работу Скобелева Амалия Давыдовна после тяжелой операции, а ей надо носить тяжелую корзину с силосом. Говорю: «Переходи на сосунков, там таких тяжестей нет», «Не перейду, — слышу в ответ, — я к своим привыкла, как они тут без меня». Ничуть не уступали телятницам в показателях доярки и свинарки, скотники. Ледомская Мария Антоновна, Лочкарева Нина Алексеевна, Мещерякова Александра Федоровна, Мещерякова Галина Григорьевна, Киль Федор Абрамович, Печенин Александр Егорович, Печенина Татьяна Петровна, Паршукова Татьяна Дмитриевна, Кайзер Амалия Левиновна, Петри Виктор Давыдович – эти имена до сих пор на слуху у односельчан и даже в районе».

Такой же рассказ я услышала и из уст Мещерякова Михаила Сергеевича. «Работу в сельском хозяйстве я начал в 1975 году, сначала механизатором, потом шофером. Таким уж верным оказался, что за 42 года ни разу не изменил родному полю. За длинным рублем не гонялся, а на достойную жизнь хватало. Трех сынов вырастили мы с Татьяной». «Награды за труд имеете?» «Почетных Грамот от правления колхоза, профсоюза, парткома столько, что хоть пруд пруди. Несколько раз в год премировали и подарками. Одних только электробритв четыре штуки подарили. Первую вручают, из зала крик: «Так у него еще щетина не растет, зачем ему бритва?».                Особенно с удовольствием работали в 80-е годы, когда председателем колхоза  был Бобылев Иван Михайлович. Человек он трудолюбивый, справедливый, хоть и вспыльчивый, но отходчивый.  Село буквально на глазах преображалось».

Особый след в развитии села оставили Бобылев Иван Михайлович и Бобылева Татьяна Александровна.  Содружество председателя колхоза и главного агронома с неуемной энергией, желанием многие идеи претворить в жизнь  привело к тому, что село преображалось на глазах.

В колхозе появилась своя звероферма по выращиванию песцов и черно-бурых лисиц, кирпичный завод. А какой сад был разведен в очень короткое время: облепиха, малина, смородина, яблони, вишня.  Началось масштабное для нашего села строительство домов. Построено двухэтажное здание детского сада, двухэтажное здание сельской администрации, заказан проект прекрасного школьного здания с бассейном, уже и блоки для фундамента завезли. Но  объявили это время застоем…

После 1992 года все кувырком пошло.  Не народу, а власть имущим уже не нужными стали колхозы. Законодательство менялось почти ежемесячно со страшной силой. Соответственно, и земля, и имущество колхоза  по мановению палочки сверху меняли своих хозяев. Формы реорганизации хозяйств можно проследить по трудовой книжке Мещерякова Михаила Сергеевича, которого в один день увольняли с одного хозяйства и здесь же принимали в другое. Работал всегда на одном месте, а записей столько, что пришлось в трудовую книжку вкладыш покупать. Уже в 1991 г. колхоз реорганизо­ван в ассоциацию крестьянских (фермерских) хозяйств «Родина». Ассоциация продолжала пользоваться землей и имуществом колхоза, но членам ассоциации это все уже не принадлежало. В 1992 году землю разделили на паи, выдали бумажки селянам. Кое-кто получил и небольшой имущественный пай, но далеко не все те, кто это имущество создавал. Но и справедливый шаг был сделан: все колхозные дома были проданы тем, кто в них жил по договору купли-продажи в рассрочку. К этому времени деньги со сберегательной книжки снять уже не представлялось возможным, все счета были заморожены. К  счастью сельчан, в связи с инфляцией, которая в 1992 году превысила все мыслимые размеры,  дома были выкуплены по стоимости одного быка. В 1999 году АКХ  реорганизована  в сельскохозяйственный производственный кооператив «Родина». Теперь вновь прибывающим членам кооператива, чтобы устроиться на работу,  приходилось внести денежные средства в общий пай.  Уже в 2002 году  СПК  «Родина» реорганизовали  в СПК колхоз «Аллак». В 2004 году и вовсе была ликвидирована совместная собственность, так как к этому моменту и собственности как таковой не осталось. В течение 10 лет разрушено было до основания все, что можно разрушить.  Техника износилась, животных увезли на мясокомбинат, а объекты недвижимости (склады, мехток и прочее) и вовсе не были поставлены ни на один учет.   Члены кооператива, видя безвыходность в создавшейся ситуации, чтобы сохранить хотя бы рабочие места, написали отказные от доли в кооперативе, на его базе в 2005 году было создано Общество с ограниченной ответственностью  «Аллак». С 2017 года образовано сначала ООО «Заречье», затем ООО «СХП Возрождение».

Все проходило по единому сценарию по всей стране. А судьбы  жителей с. Аллак несло в этом водовороте,  как песчинки кружило и выбрасывало за борт. Численность населения сократилась с 1200 человек в 1989 году до 960 человек в 2018г.  Те, кто душой срослись с родными местами, искали способы выживания. Работая без зарплаты, они довольствовались натуроплатой: несли домой молоко с фермы, привозили зерно.  Почти в каждом подворье появились кони, свиноматки, по нескольку коров. Не зря корову называют кормилицей-матушкой, коровы кормят многие семьи и сейчас. Только вот мировоззрение резко изменилось в последние годы, заниматься коровами, вроде, теперь уже и стыдно становится. И животных  на подворьях становится все меньше, если в 1990 году сельчане выгоняли на пастбище до 200 голов крупного рогатого скота, то в 2018 году – 70 голов. В селе нет ни одного фермера, который занимался бы животноводством.

Л. ПАРШУКОВА. Фото из архивов автора и открытых источников.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here