В последние дни Татьяне Костиковой страшно жить в собственном доме. С утра до вечера стены ходуном ходят, шкафы трясутся, недавно микроволновка чуть не разбилась, свалившись с полки. Ежедневно вокруг ее дома снуют люди с тачками, а кто—то на машине приезжает, чтобы вывезти чужое добро. Звук болгарки каждый раз вызывает страх — и больше не оттого, что спиливают трубы отопления и о зимовке в здании можно забыть, а оттого, что малейшая искра может привести к пожару, и останется пенсионерка с девятилетним внуком без крыши над головой.

НИ СТЫДА, НИ СОВЕСТИ

Поистине шокирующая ситуация сложилась в аварийном бараке на улице Ленинградской, 150 – пожилая женщина с малолетним ребенком живут в доме, стены которого «тают» на глазах. В соседних квартирах уже почти разобрали пол, срезали трубы, выставили окна, в ближайшее время в частично «жилом» доме приступят к разбору крыши и стен. А бабушке с мальчиком на руках осталось только отчаянье, ведь куда бы они ни обращались, помочь им никто не может.

«Как только здание начали разбирать, я вызвала полицию, — рассказывает Татьяна Костикова, — полицейские нам пояснили, что ситуацию с расселением должна контролировать администрация Каменского района. В администрацию ходила уже несколько раз, но кроме сочувствия ничего не получала. Была на приеме у прокурора Алтайского края. Спать ложимся со страхом, не завалились бы хлипкие стены. А когда будут крышу рушить, вдруг проводка замкнет. Не дай Бог, еще водоснабжение заденут. Как нам жить дальше?».

Барак по Ленинградской, 150 в 2019 году попал в краевую программу по переселению из ветхого аварийного жилья. Собственники приватизированных квартир уже получили деньги на приобретение нового и съехали. Проблема в том, что в доме из четырнадцати квартир четыре не приватизированы и принадлежат муниципалитету. Люди здесь проживают по договору социального найма и денег на расселение не получат. Администрация района должна предоставить каменцам жилье, но произойдет это лишь после проведения процедуры торгов, которая, как правило, растягивается порой на многие месяцы. Оно бы и ничего, можно и подождать до осени, но достоит ли теперь барак до осенних холодов?

По словам хозяек двух муниципальных квартир, началось все с местного предпринимателя. Одна из бывших собственниц продала ему половые доски, окна, дверь, трубы отопления. Работа закипела сразу – небольшая бригада наемных рабочих быстро «ликвидировала» проданное. А следом за ними потянулись к бараку и другие охочие до дармовых стройматериалов. Разбирают стремительно – от прилегающих к жилью Татьяны Дмитриевны квартир на данный момент остались лишь стены, пока еще крыша цела.

«Мы очень просили не начинать разбирать предпринимателя, — с отчаяньем в голосе рассказывает пенсионерка, — ведь можно подождать, пока мы не съедем отсюда. В ответ мы услышали лишь бранные слова. А когда я вышла, чтобы сфотографировать, что у нас творится, один из рабочих меня грубо оттолкнул, не посчитавшись с возрастом, да пригрозил, что если возмущаться буду, станет еще хуже. Теперь и выйти страшно, я только прошу иногда, чтобы потише разбирали, у меня ведь стены шатаются. Молча смотрю, как растаскивают наш дом. Ни стыда, ни совести у людей не осталось…».

Приехав на Ленинградскую, разбирающих мы не застали, лишь какой—то паренек, завидев нас, быстро затерялся среди развалин. «Они заранее знали, что из газеты приедут, —уверяет Татьяна Дмитриевна, — до обеда здесь даже машинами вывозили». Вместе с ней и Еленой Архиповой, собственницей второй муниципальной квартиры, мы оценили масштаб проделанных «работ». В бараке, действительно, ни окон, ни дверей, пол выдрали почти везде, по некогда жилым комнатам гуляет ветер. Батареи срезали даже в коридоре, говорят, и пол там скоро разберут. «Как же я ходить буду, — продолжает недоумевать Костикова, — неужто по воздуху летать учиться?».

Татьяна Костикова: “Каждый день разбирают. Я лишь прошу, чтобы потише все рушили, у меня стены шатаются, с полок все падает”.

«Сейчас я у сестры живу, — говорит Елена Архипова, проживающая по соседству, — своего жилья нет и снимать его не по карману. Мы живем на пенсию. Есть у меня дочь, но и она с ребенком на съемной квартире ютится».

За комментарием происходящего мы обратились к предпринимателю Радию Мезину, который один из первых начал разбирать барак с жильцами.

«Да, действительно, я купил у нескольких собственников трубы отопления, окно, пол и сарайку, — пояснил Мезин, — хозяева сами позвонили и предложили купить свое имущество. Сейчас я строюсь, и материалы мне пригодятся. Я не вор и не бандит, чужое не украл, все делал с разрешения собственников. Отопление в остальных квартирах не я срезал, оставшиеся окна не я забрал. Всем известно, что бараки в этом районе за неделю разбирают, и ночью будут воровать. Не купил бы я, другие бы все равно растащили. Конечно, с моральной точки зрения, я относительно переживаю за жильцов. Здесь администрация должна была думать заранее, выселять нужно всех одновременно. Но спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

В этой ситуации непонятно одно — на каком основании жильцы, получившие деньги на покупку нового жилья, распродают свое старое, ведь теперь недвижимость перешла в собственность администрации района? Почему новый собственник в лице муниципалитета допускает разграбление своего имущества?

Примечательно, что в этом году должны расселить и соседний барак по ул. Ленинградская, 134. Его жители с ужасом опасаются повторения судьбы соседей, так как и здесь часть квартир приватизирована, а часть находится в муниципальной собственности. Оказаться на месте Татьяны Костиковой никто не хочет, и уже заранее ждут надвигающегося испытания. «Мы все боимся, что ситуация повторится, — говорит Елена Ермолаева, жительница дома по Ленинградской, 134, — моя семья настроена решительно. Неподалеку от квартиры у нас стоит баня, если понадобится, будем жить в ней, или палатку поставим. Но к своему жилью я не подпущу разбирателей. Всем районом переживаем сейчас за Татьяну, которая осталась в полуразрушенном доме совершенно одна с ребенком. Но как помочь?».

КТО ПОМОЖЕТ УТОПАЮЩИМ?

В администрации Каменского района пояснили следующее: «Аукцион на приобретение 23 квартир в муниципальный жилой фонд по программе переселения из аварийного жилья для предоставления по договору социального найма гражданам, проживающим в домах, подлежащих расселению в 2019 году, администрация Каменского района проводила в мае.

На закупку каждой квартиры выставлялся отдельный лот. Торги 8 мая и 17 мая признаны несостоявшимися по двум причинам: в некоторых случаях не было заявок от потенциальных подрядчиков, в некоторых — потенциальные подрядчики не предоставили в положенные сроки полный пакет документов, необходимых для заключения сделки. Потенциальными подрядчиками могут являться только юридические лица. Повторно торги будут проводиться 4 июня. Как только администрация Каменского района приобретет подходящие жилые помещения, они будут предложены жильцам аварийных домов для проживания по договору социального найма. Если сегодня условия проживания в аварийном жилье некоторые граждане считают невозможными, они могут обратиться в администрацию Каменского района с просьбой предоставить им жилое помещение в маневренном жилом фонде для проживания на период, пока не завершатся процедуры закупки квартир и предоставления их гражданам по договору социального найма».

Татьяна Костикова и Елена Архипова продолжают ждать проведения очередного аукциона. Растянутся это может на несколько месяцев.

Получается, что временное жилье переселенцам все—таки могут предоставить? По словам Татьяны Костиковой, за время неоднократных визитов в администрацию речь о жилье из маневренного фонда ни разу не заходила, предложений по этому поводу от чиновников не поступало. Лишь 28 мая на приеме у Евгении Гордиенко, ио главы Каменского района, Татьяне Дмитриевне предложили переехать в комнату в общежитии. Однако женщина переезжать боится. «Съедем из барака, про нас вовсе забудут, — сетует она, — все знают поговорку, что нет ничего более постоянного, чем временное. Да и комнаты в общежитии маленькие, где мне с внуком развернуться, куда перевозить мебель, книги? Я знаю, что стоит мне уехать и мою квартиру за одну ночь разберут, ни окон, ни дверей не останется».

Известно, что по факту незаконного разбора здания полицией ведется проверка. А горе—переселенцы остались в заложниках ситуации в ожидании проведения очередного аукциона.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

  •  
    46
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 46
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here