Война украла наше детство: жительница села Гонохово вспоминает детские годы

0
203

Родное мое Гонохово… Мы, подростки, играем в лапту, прятки, классики, гоняем скатанные из шерсти мячики, готовим сценарий очередного концерта. Нас уже считают «артистами» и приглашают соседи.

А началось наше творчество с Женьки Задериушко. Увлеченная, целеустремленная, талант, вожак-самородок, красивая, старше на 3 года, Женька завоевала авторитет у нас. Сплотила коллектив художественной самодеятельности: Леня Кочкин (балалайка), Коля Абаринов (гармонь), Нюра Ноздрачева (гитара), Катя Федорина, Нюра Абрамова, Нюра Скурыдина, Валя Ханина, Стюра Измайлова, Катя Пенькова, Толя Шаховцов, Вася Селиванов—артисты. Художник-оформитель уголка в домах мой брат Шурик. За сценарий—ответственная я.

Жили весело. Гурьбой ходили в борок, любовались буйством разноцветных подснежников, купались в озере, ловили рыбу, зорили утиные гнезда… Строили планы, мечтали о будущем.

Война украла наше детство. Перевернула наизнанку детское и семейное счастье. Мы рано повзрослели. Пахали на коровах пашню, ухаживали за плантациями табака. Со взрослыми вязали носки, варежки, шили кисеты. Вместе с учителями ходили собирать средства для танковой колонны Алтая, в фонд обороны для Красной Армии. Все для фронта, все для победы—лозунг тех лет.

Наши мамы—святые женщины, работали в колхозе с темна до темна. Частые похоронки в селе состарили их. У каждой по 4-5 ртов—деток голодных, нищих. К примеру, у нас Ноздрачевых—трое, и мама, Анна Давыдовна ждала четвертого. Я преклоняюсь пред женщинами тех лет. Как пережили страшные годы—уму не постижимо! Помнится, Фекла Кандаурова—наша соседка—привязывала к колышку, уходя в бригаду, двухлетнего Колю (чтобы не уполз к озеру), со слезами наказывала няньке-хозяйке шестилетке приглядывать за братиком.

Благодаря материнскому бесконечному терпению, душевной щедрости, стойкости, мудрости, любви—высшим ценностям—удавалось преодолеть трудности и невзгоды.

Мои друзья и я—подранки войны, остались безотцовщиной. Многие бросили школу из-за нужды.

Война закончилась. Жизнь продолжалась. Уехала в Алма-Аты наша Женька. После 7 кл. мы с двоюродной сестрой Катей, считая, что у нас богатый творческий опыт, решили поступать на артисток. Моя мама отвезла нас на корове, запряженной в тележку, в г. Камень.

Начало массового строительства в с. Гонохово, 80-е годы

Нашли городской кинотеатр. Спрашиваем у кассира: тут принимают на учебу в артисты? Она, увидев двух наивных провинциалок на корове, весело расхохоталась. Позднее это стало легендой для веселых компаний. Но это было, было… Нам было не до смеха: лопнула наша надежда. А учиться-то хотелось.

К тому времени пришел с войны Катин отец Гаврил Давыдович (без ноги), помогал нам, племянникам, как мог. Добрые люди посоветовали попытать счастья в одногодичной сельхозшколе. Дядя сшил нам тапки: верх из старой шинели, подошва из ремня комбайна. Босиком по тракту от Гонохова 20 км пошли в город. Нам повезло: деревенских девчонок по направлению колхоза «Коллективист» приняли на агрономическое отделение. Так был дан старт в большую жизнь.

Наши самодеятельные артисты стали механизаторами, животноводами, хлеборобами…

А что стало с нашим кумиром? В 60-х годах у меня зазвонил телефон: «Здравствуйте! Говорит Евгения Уральская, артистка Алма-Атинского театра им. Лермонтова! Аня, это я—Женька». Комментарии излишни. Вот уже много лет мы поддерживаем связь.

Нас мало осталось тех, кому можно сказать «Помнишь детство? И как в песне поется «Нам с тобой отныне туда дороги нет!».

Анна РОМАНОВА, член Союза журналистов СССР, Заслуженный работник культуры России.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    2
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •