Так с легкой руки врача-офтальмолога называют теперь близкие Раису Павловну Панкову, которой в середине ноября исполнилось 104 года

А дело было так. В свои 100 с небольшим Раиса Павловна в очередной раз проверяла зрение. И когда она сама прочитала предложенный ей текст, врач с восторгом воскликнул, обращаясь к коллеге: «Смотри, это же ведь живая легенда! В свои сто лет она еще и читает сама!». На днях мы побывали в гостях у долгожительницы, родившейся и проживающей в селе Заковряшино.

ДОМ С ЗЕЛЕНОЙ КРЫШЕЙ

Зинаида Ведринцева очень точно описала по телефону дом Раисы Панковой. Мы безошибочно нашли улицу и добротный дом с зеленой крышей. У ворот нас встречал Александр Ведринцев (они с Зинаидой Ивановной взяли «шефство» над долгожительницей). Уже в доме у самого порога нас встречала сама хозяйка дома. Если бы мы не знали, что ей недавно исполнилось 104 года, ни за что бы не поверили, смело можно было дать на 20-30 лет меньше. Крепкая старушка приняла наш скромный подарок к чаю и пригласила в зал, где уже был накрыт стол. Как оказалось, она уже с утра ждала нас и все переживала: «Чего ж так долго не едут?».

Александр Васильевич (дальний родственник Панковой) провел экскурсию по дому. Показал просторную пристройку, где расположились и современная стиральная машина, ванная, унитаз, водонагреватель и… здоровенная печка. На вопрос: «Кто же топит печь?», нам ответили: «Сама тетя Рая. Она вообще сама за собой ухаживает. Мы ей только дрова заносим, продукты покупаем, а топит и варит себе сама».

В доме чисто и уютно. Нет ничего лишнего. И таблеток с тонометром мы не увидели. И этому нашему наблюдению нашлось объяснение. Раиса Павловна не любит обращаться к врачам. В редких случаях, когда «занеможет», выпьет назначенное лекарство и то только первых день-два, пока не полегчает.

Единственный раритет в доме, это швейная машинка фирмы «Зингер», доставшаяся ей еще от мамы, да пара портретов на стене.

ДУШЕВНЫЙ РАЗГОВОР

Пока хозяйка не усадила всех за стол, не успокоилась. Следила и за тем, чтоб чашка полная была, да угощение попробовали. Даже водочки предложила, но и без горячительного состоялся наш душевный разговор.

—Одна беда, плохо слышу, — призналась наша героиня.—Как хорошо, что меня не забываете…

Вот так за чашкой чая Раиса Павловна то и дело погружалась в воспоминания. Рая была старшей в семье Елены и Павла Невейко. Отец умер рано и ей пришлось помогать матери младших—сестру Анну и глухонемого брата Петра—растить. К тому времени только три класса образования успела получить и  вынуждена была бросить школу. Мать уходила на пашню хлеб убирать, Раиса с младшими возилась. Очень помогал семье брат матери. Рая с дядюшкой ездила в бор за дровами: он рубил, она, десятилетняя девочка, носила дрова к возам.

“Михаил спросил: “Пойдешь за меня?”, – я согласилась. Ну вот и поженились”.

До сих пор с трепетом вспоминает она о своем супруге—Михаиле. Долго не соглашалась выйти замуж, считая себя не достаточно красивой для него. Хотя мама ей рассказывала, что их с Мишей в младенчестве даже в одной купели крестили. И все же согласилась.

—Приехал в клуб Сережка Новиков,—вспоминает так, словно это было вчера,—подходит ко мне, схватил за руку и потащил на улицу. А тут все смотрят, что такое? Вышли, лошадь стоит, меня посадили и увезли. Я говорю: «Куда?», а Сережка смеется, говорит: «Убегом». Привезли домой к Михаилу, там его мать и крестная сидят. Начали уговаривать. Поговорили, потом нас на улицу отправили поговорить. Он спросил: «Пойдешь за меня?», я согласилась. До этого мы маленько дружили, ну вот и поженились.

Однако их счастье было недолгим. В 1939-м его призвали на срочную. Когда вернулся, началась Великая Отечественная. В тот роковой день, когда Рая виделась с мужем последний раз, они вместе поехали в Камень на базар. Мужу передали записку—явиться в военкомат. Оттуда он уже не вернулся домой. В 1943 погиб. В последнем письме писал своей возлюбленной, что предстоит тяжелый бой и, возможно, его уже не будет в живых. Но боль утраты еще омрачалась тем, что, когда Рая вернулась домой в тот злополучный день, ей принесли «бронь» на мужа, поскольку трактористы нужны были в хозяйстве.

Любовь к своему Мише она хранит до сих пор. Хоть и осталась от нее только цепкая память. И сколько бы к ней ни сватались позже, все ухаживания отвергала. Двоих детей они схоронили еще в младенчестве. Младший Валентин родился в 1938 году. Да тоже трагически погиб уже после войны, не оставив потомства.

—Сын женатый был, работал шофером, возил людей,—говорит Раиса Панкова.—А там.., может, слышали, в Красноярске была свадьба, 18 человек погибли. На этой свадьбе был спирт отравленный. Бабушка старенькая приехала к внучке на свадьбу. И внучка ей говорит: «Ты должна выпить за меня», выпила полрюмочки и умерла. И мой сын был приглашенный, тоже выпил и умер…

В доме Раисы Павловны не осталось ни одной фотографии сына. Она и письма его увезла к снохе, когда ездила на похороны. Знакомые спрашивали: «Почему?». Просто отвечала: «Больно очень». Односельчане подарили ей одно-единственное фото Валентина, где он со своими одноклассниками.

ДВИЖЕНИЕ—ЖИЗНЬ

И все же мы не переставали удивляться, как Раиса Панкова дожила до таких лет и сохранила ясность ума и для своих лет—прекрасное здоровье? Она и сама не смогла ответить на этот вопрос. Всю жизнь трудилась. Сначала было единоличное хозяйство, затем в колхозе работала и в бригаде, и почтальонкой. Когда очень сильно заболел дядюшка, Рая поехала в Новосибирск за ним ухаживать. Устроилась там на оборонный завод. Оставалась с ним до последних его дней. Схоронив дядюшку, вернулась в родное село. Позже устроилась в Каменскую ЦРБ санитаркой, где и отработала до самой пенсии. Выйдя на заслуженный отдых, затосковала по родным местам. Она давно заприметила этот «домик с зеленой крышей». Как только его выставили на продажу, дала хозяевам задаток, продала дом в Камне, приехала в Заковряшино, а хозяева цену перебили. Пришлось к властям обращаться, дом достался Раисе Панковой.

—Я иногда предлагаю ей,—говорит Зинаида Ведринцева,—давай, я затоплю. Мне ведь несложно. А она настаивает: «Нет, самой надо двигаться, ведь движение—жизнь». Помню случай забавный. Пришли поздравлять ее со 100-летним юбилеем. Она в дверях встречала гостей. А гости спрашивают: «Где же юбилярша, пойдемте уже к ней», приняв тетю Раю за родственницу помоложе. И к врачам не ходит, и диеты не соблюдает. Наверное, секрет ее долголетия—это то, что она всю жизнь трудилась…

Вот такая она, легенда села Заковряшино, старейшая жительница Крутихинского района—Раиса Павловна Панкова.

Лада РУДЫХ. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here