Рассказ о жизни разъезда

В конце пятидесятых—начале шестидесятых годов на карте Каменского района появились несколько новых населенных пунктов. Способствовало тому строительство железной дороги. Одним из таких населенных пунктов стал разъезд Родина, расположившийся в пяти километрах от с. Аллак и получивший такое же название, как и местный колхоз. Этот разъезд остался единственным, не охваченным публикациями «Каменских известий», повествующими  о жизни малых сел нашего района.

Что же, держим путь на разъезд. Выезжаем из Аллака и по прямой укатанной грунтовой дороге, тянущейся вдоль железнодорожной линии, следуем в назначенном направлении. Идущий по рельсам параллельным курсом грузовой состав забивает шум двигателя автомобиля и наши голоса—не поговоришь. Буквально минут через семь оказываемся в небольшом поселке—это и есть Родина. Чистая улочка. Дома стоят метрах в 70-80 от железнодорожных путей. Как же люди здесь живут? Вот и постараемся узнать.

Вид с Увала. Высота над уровнем Оби достигает 70 метров. Когда-то в этой низине располагалась деревня Черепенино.

[ipanorama id="9914"]

ПОД СТУК КОЛЕС

Открываем ворота одной из усадеб. Коренастый мужчина, спускаясь по ступенькам крылечка, ладонью поправляет влажные волосы: «Жара-то какая, ополоснулся маленько. Жуков на картошке собирал, одолел в этом году «колорадо»,—пояснил он. Громко выдохнув из себя усталость, присел на пенек возле поленницы дров.—Спрашиваете, как живем под стук колес? Хорошо живем. Тихо у нас и спокойно. А поезда, они не мешают. Мы привыкли и без шума железной дороги жизни себе не представляем. Тем более путь сейчас новый, бесстыковой, не то что раньше — через каждые двенадцать с половиной метров стык».

разъезд Родина

Геннадий Зятьков на разъезде живет почти 45 лет. После службы в армии, в 1973 г., устроился на работу на железную дорогу, получили здесь с супругой квартиру. Он рассказывает: «Железная дорога строилась в начале шестидесятых. Я жил тогда рядом, в Духовой. Бегали с пацанами, смотрели. Здесь был однопутный участок, поэтому и проложили обгонные пути, чтобы поезда могли разъехаться, потому и разъезд. Шел состав со стороны станции Тараданово, а навстречу—из Камня. Первый на Родине заходил на запасной путь, пропускал «товарища», потом следовал дальше. Я начинал монтером пути, впоследствии был мастером, бригадиром. Супруга Татьяна в кассе работала. Начальником станции, помню, была тетя Аня Кондаурова, добрая женщина.

разъезд Родина

Поставили здесь семь домов, вокзал, водонапорную башню. Поезда пассажирские останавливались—Омск-Рубцовск и Новосибирск-Карасук. А вот скорый Москва-Лениногорск проходил без остановки.

разъезд Родина

Детей много было. Учились кто в Камне, в 239 школе (сейчас шк. № 9) для детей железнодорожников, кто в Аллаке. Наши три дочери—в Аллаке. Жили тоже в интернате, были такие заведения раньше. Образ жизни на разъезде ничем не отличался от соседних сел. Скотину на подворьях держали. Пастуха, правда, не нанимали, пасли сами, по очереди. Сейчас жизнь немного замерла, да ведь это не только у нас».

разъезд Родина

Разъезд входит в состав Аллакского сельсовета. Жилых здесь четыре двухквартирных дома и один шестиквартирный, правда, в нем живет одна семья. Население Родины—20 человек, в т. ч. четыре ученика, которых в школу в Аллак возит школьный автобус. Электроснабжение поселок получает от железной дороги. Воду из водопровода. Дрова жители покупают, газовые баллоны берут со склада в Аллаке. Почту доставляет почтальон. Связь мобильная—устойчивая. Магазина нет, но жители по этому поводу не страдают, в каждом дворе автомобиль, за покупками ездят в Камень, на центральную усадьбу. Транспортное сообщение—электрички да местное «такси».

разъезд Родина

В поселке чисто, спокойно, царит умиротворение. Даже лая собак не слышно, их как будто вообще нет. Единственное, что нарушает тишину—стук вагонных колес.

разъезд Родина

УВАЛ И ЗАБОКА

Стоит разъезд на возвышенности, окруженный лесом и полянами с разнотравьем. А внизу—пойма Оби. Богата, щедра и красива природа Родины.

разъезд Родина

Редакционный УАЗ, крадучись, спускается по достаточно крутой извилистой дороге к водозабору. Именно отсюда подается ключевая вода. Оказывается, на увале строители железной дороги до воды так и не смогли добуриться, потому и построили водопровод от поймы Оби до поселка, протяженностью полтора километра, а к водозабору провели линию электропередач. Недешевое удовольствие, но, как говорится, без воды—ни туды, ни сюды.

разъезд Родина

«Видели, какая дорога «утоптанная»,—говорит наш сопровождающий Геннадий Зятьков.—Рыбаки постарались. Они сюда сотнями идут и едут».

Мы вышли из машины и моментально были атакованы полчищами оводов. Буднично отмахиваясь от насекомых, Геннадий Николаевич ведет рассказ: «Обь вон там, за лесом протекает, а это заливные озера. Рыбы тут всякой море. Да у нас всего—море. Грибы—белый, груздь сухой и сырой, опята, маслята—бери. Ягоды на полянах и в лесу много. А Забока—кладезь. Она тянется от Плотинновского берега, от Плаката и до самого Тараданова. Ягодка там на любой вкус — земляника, клубника, ежевика, смородина, боярка, шиповник, калина. Деревья растут разные—ветла, вяз, осина, сосна, береза. Ветла, видите, как наступает, все ближе и ближе к увалу подходит. Богатейшие у нас места», — резюмировал Геннадий Николаевич и предложил вновь подняться на увал, чтобы с высоты полюбоваться красотами.


Поднялись. Картина, действительно, завораживающая. Стоя на уступе, ощущаешь себя мизерной частичкой природы. Наш спутник продолжает рассказ: «Отсюда Аллак, Камень видно, а если приглядеться—еще Мыски, Обское, Гонохово. Вон там, недалеко, на поляне в советские времена дойка летняя стояла. Скота много здесь паслось—три колхозных стада, четвертое частное. Коровы пить спускались в пойму, там же ложились отдыхать. Глянешь с увала—они маленькими казались, как игрушечные». В глазах мужчины блеснула грустинка. Что еще ему вспомнилось? А вспомнилось беззаботное время.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ДЕТСТВО

В Духовую родители привезли его из Белоруссии трехлетним ребенком. По дороге к деревне взрослые просмотрели, как на Черепенинском взвозе  мальчонка выпал из конной телеги и чуть было не попал под колеса, но Бог миловал. Детство было «просторным». Куда попали нынешние компьютеры да смартфоны с виртуальными играми, тогда пацаны «партизанили» по-настоящему. Для игры в войну все рядом—лес, лога, овраги. Землянку вырыл—и ты уже «партизан». В школе с пятого класса в Аллаке учились. Весной и осенью ходили пешком почти за 12 км. Иной раз ребятню волки воем сопровождали. Зимой было безопаснее — гусеничный трактор возил. К нему цеплялись большие сани, на которых стояла будка. «Человек по 20 нас набивалось в эту будку. Надышим—не холодно. Старенькая будка была, плохонькая. Потом в Ларичихе в лесхозе новую заказали. Она целой достопримечательностью для Духовой была», — вспомнил Геннадий Николаевич.

разъезд Родина

А еще рассказал об исчезнувшей деревне Черепенино: «Тянулась она внизу, прямо под увалом. У дружка, Кольки Васютина, бабка там жила. Везут нас зимой со школы, Колька забежит к ней, она пирогов надает, едем потом дальше, едим. Народ черепенинский, в основном, от рыбы жил. Здесь копанец большой существовал—канал, по нему на лодках прямо к домам подплывали. На лодках и в Камень без проблем плавали. В конце 50-х—начале 60-х дворов пять в Черепенино еще стояли. Как железную дорогу построили, последние жители уехали. Черепенино умерло, зато разъезд родился».

ПРО ГРИБОЧКИ И ЯГОДКИ

Налюбовавшись природой с увала, поехали обратно. По пути встретили супругу Геннадия Николаевича Татьяну Михайловну, которая ходила «на разведку»—посмотреть, уродилась ли клубника. «Подгорела нынче ягода»,—поделилась женщина. Мы полюбопытствовали—не боится ли она заблудиться в лесу? «Да о чем вы говорите, здесь каждая березка знакома, каждая травинка, — ответила она и продолжила,—по урожаю ягод и грибов год на год не приходится. Бывает, гриб мешками считаешь, а бывает, по одному берешь. Так же и ягода. В хорошие годы за день по два, а то и по три ведра набирала. Пока дети дома жили, варенья наваривала много. Потом ягоду больше для продажи собирать стали, на базар возили. Сейчас, вроде, нужды особой нет, а лес все равно манит, он ведь рядом, прямо за огородом. Да и сидеть в четырех стенах надоедает. Природа не только материальные ценности дает в виде грибов да ягод, она душу питает. Дочери живут одна в Аллаке, другая в Камне, третья в Сургуте. Зовут—переезжайте, а мы никуда не хотим, нам на разъезде нравится. Родина крепко держит».

разъезд Родина

ВЧЕРА И СЕГОДНЯ РАЗЪЕЗДА

Этот поселок в свое время признавался лучшим на сузунской дистанции. Благоустройство было на высоте—зелень, цветы, ни одной сорной травиночки ни на усадьбах жителей, ни на улице. От железнодорожной линии отгораживал забор. Для детей была обустроена игровая площадка. Все взрослое население работало на железной дороге. Снабжение—какого не видели не только обычные села, но и города. Полки местного магазина никогда не пустовали. Продавцом здесь почти четверть века работала Надежда Храмцова. Она вспоминает: «Три раза в неделю на разъезд приходил вагон-лавка, подвозил различные товары и продукты. Колбаса, масло сливочное, сыр, конфеты с печеньем разные. Тогда все это в большом дефиците было. Аллакские доярки, как ехали на летнюю дойку, заезжали за покупками. Грибники и ягодники заходили отовариваться. Сама по ближним селам ездила торговала, чтобы план выполнить. Жизнь кипела, ребятня бегала, праздники все вместе отмечали. Сейчас уже не то. Жителей осталось два десятка».

разъезд Родина

Мы вместе с Надеждой Ивановной прошли по поселку. Прогулка заняла буквально 5-7 минут. «Супруг мой, Анатолий Васильевич, умер полтора года назад. Работал на железной дороге. Удостоен был ордена и звания «Почетный железнодорожник». Трое сыновей у нас. Двое тоже на «железке» работают. Семья Жени здесь живет. У них с Оксаной две дочки—Алина в седьмой класс перешла, Настя во второй. Младший мой сын пока со мной живет. Получается, что треть населения разъезда—это наша семья.

разъезд Родина

Вот здесь вокзал стоял, — показывает на пустырь Надежда Ивановна.—Сначала его законсервировали, потом пригнали большой трактор, выкопали траншею, сдвинули здание в нее и заровняли. Кто успел — шифер взял, кирпич. Мы смотрели, как сравнивали все с землей, плакали, ведь это частичка нашей жизни, жизни, отданной железной дороге».

разъезд Родина

Будто нарочно при этих словах проходивший состав заглушил голос нашей собеседницы.

Мы вернулись к усадьбе Зятьковых. Геннадий Николаевич с супругой вышли нас проводить. Геннадий Николаевич засмеялся: «Я сегодня больший урожай, чем Татьяна, набрал. У меня колорадского жука ведерко, а у нее клубники литровая баночка неполная».

разъезд Родина

Татьяна Михайловна все же угостила ягодой—садовой. Дали нам в дорогу также холодного домашнего кваску, да местной, хоть и водопроводной, но родниковой воды.

Уезжали мы с легким сердцем. В отличие от большинства других малых сел, на разъезде почему-то не почувствовалось настроение упадничества. Живет Родина.

разъезд Родина

Надежда СПЕСИВЦЕВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
  •  
    30
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 30
  •  
  •  
  •  
  •  

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Уважаемая Редакция! Я, бывший житель Камня-на-Оби, выражаю огромную благодарность за Вашу газету и за интереснейшие статьи. Я покинул наш замечвтельный город ещё в 1988 году, после окончания 239 школы. До 2003 года приезжал почти каждый год в отпуск, а потом и это прервалась. Много мест жительства поменял, донеслось меня сейчас уже до Москвы. Но в Камень тянуло всегда и тянет до сих пор. И Каменкие известия для меня как отдушина, связь с моим Камнем! Регулярно с удовольствием и интересом читаю о городских новостях, но Ваши исторические очерки заслуживают особой похвалы. Глубина их проработки позволяют вспомнить не только каменскую жизнь, но и жизнь всего народа тех времен. С этими статьями с большим интересом знакомятся и окружающие меня люди, ни когда не бывшие в Камне. Большое Вам спасибо!

    0
  2. Надежда Семёновна, спасибо большое за душевную статью! Фотограф у вас первоклассный, а за панораму аплодирую! Как здорово, это новый уровень! процветания вам!

    0
  3. Надежда Семёновна, спасибо большое за душевную статью! Фотограф у вас первоклассный, а за панораму аплодирую! Как здорово, это новый уровень! процветания вам!

    0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here