Наверное, у каждого человека, найдутся минуты, с воспоминаниями о которых он не хочет расставаться. В жизни Марии Дуплищевой, жительницы села Аллак, таких минут множество. С самыми важными и судьбоносными она познакомила корреспондентов газеты «Каменские известия».

Подкинув дровишки в печурку, Мария Петровна пригласила журналистов за стол, на котором уже стояла ваза со сладостями и в больших оранжевых кружках в горох дымился чай. Уютная обстановка, деревенское гостеприимство, милая улыбка и еще руки… бабушкины руки, такие, с морщинками, настроили нагрянувших гостей на теплую, долгую беседу.

НЕВОЗМОЖНО ЗАБЫТЬ

— Говорят, газета о жителях села пишет? — спросила Мария Петровна, отхлебывая чай, — а ведь моя семья жила сначала в Духовой, в 1967 году в Аллак переехали. В духовской школе тогда только четыре класса учились, вот и приходилось своих ребятишек в Аллак отправлять дальше образование получать. Мы с мужем дома, а дети в интернате неделю, на выходных только виделись. Постоянно переживали, как они там. Зачем так жить? Вот и приехали на Аллакскую землю. Наш дом на улице был последним. Ой, дорог не было! В начале 70-х насыпные сделали. Вот мы из грязи-то и вылезли. Село сильно расстроилось. Посмотрите в окно, сколько у меня соседей теперь. Главное, работали все. Мужчины, женщины, даже дети — каждому трудиться приходилось. Конечно, и лоботрясы имелись, но их на селе не любили.

Для Марии Дуплищевой любая работа была посильна. Так как образования по специальности она не получила, то, не раздумывая, после окончания школы пошла трудиться. Разнорабочая, нормировщица, заправщица ГСМ, свои руки женщина задействовала и в полеводстве. Даже сейчас, имея за плечами трудовой стаж в 38 лет, Мария Петровна старается по дому делать все сама. Раз-два в неделю к ней приходит соцработник, помогает справиться с уборкой в избе, но печь зимой топить, знатные щи варить да пышные пироги печь — это святая обязанность хозяйки. Вкусной выпечкой бабушка радует внуков и правнуков. По словам Марии Петровны, они частые гости в ее доме.

— Трое детей у меня… было, — и по щекам Марии потекли слезы, — сын у меня молодой умер, в 17 лет. Второго сына тоже потеряла. С мужем прожили 50 лет вместе, а через два года после «золотого юбилея» и муж меня покинул. Дочка со мной рядышком живет, во всем помогает. Внучка из Камня приезжает весной, огород большой садит, а я маленький мелочевкой засаживаю. Два ведра картошки, грядку лука и морковки, немного томатов и огурцов — все сама обрабатываю. Дочка мне: «Мамочка, перестань, я все тебе сделаю, не ходи не трудись!» Ну, а мне-то надо двигаться, пока еще могу. 86 лет мне, с 1932 года по этой земле хожу.

НЕ ПОДВЛАСТНЫ ВРЕМЕНИ

Мария имеет статус «Дети войны». О том, как проходило ее военное детство, женщина охотно рассказала и поведала о том, как она, будучи ребенком, узнала о Победе. Прошло столько времени, а этот кусочек из ее жизни до сих пор приправлен радостью и блеском в глазах. Мы победили, мы будем жить!

— Нас у мамы пятеро было. Отец в Гражданскую войну был ранен и в Великую Отечественную войну его не взяли на фронт воевать, однако он попал в рабочий батальон на Чкаловский военный завод в Новосибирске. Всю войну там пробыл, а мы здесь как могли «бились». Маму почти не видели. Она дояркой на ферме работала. С нами сидела бабушка, возле нее, считай, и выросли. Корова была, молоко свое пили. В военное время это было сравни деликатесу. Клубней насадим, выкопаем, насушим, в мешок соберем, и мама отцу в Новосибирск пешком этот мешок сухой картошки носила. Боялись, что отец на заводе от голода умрет. Ведь там не кормили почти, а если кормили, то очень плохо. Фотокарточка сохранилась где-то, а на ней папа чуть живой. Думали, не выживет, но обошлось…

Мария Петровна, продолжая рассказ, пригласила журналистов в комнату, где на небольшом столике лежал фотоальбом с пожелтевшими от времени фотографиями. Она начала второпях искать то самое фото.

— Отца отпустили только в 1947 году. Он за все это время бригадиром стал на заводе, ему в Новосибирске большую комнату предложили и пригласили всю семью в город. Мама приехала, на эту комнату в общежитии посмотрела и наотрез отказалась. Так и сказала: «Если не вернется домой, одна жить с детьми буду. А он пусть женится и живет в Новосибирске!» Вот, вот она, плохо видно, конечно. Это мой отец во время войны, совсем худой, — показывает Мария Дуплищева фотографию, — а это мои дети, муж, внуки…

На несколько минут в комнате воцарилась тишина. Слышен был только шелест страниц семейного альбома.

— Мария Петровна, а как вы узнали о Победе?

Женщина подняла глаза, посмотрела на нас и широко улыбнулась:

— Это было днем. Мы тогда в Духовой в школе были. Смотрим, самолет небольшой ниже макушки леса летит. Над Обью покружился и листовки голубенькие скинул, а их быстро-быстро в забоку понесло. Слышим, кричат: «Война закончилась!» Видимо, с самолета в рупор оповестили. Мы всю учебу бросили и в забоку бумажки собирать. Так и узнали об окончании войны, об этом в листовках написано было. Потом из Аллака нарочный (посланник со срочным известием) приехал, официально подтвердил, что мы победили. Помню, народ и плакал, и веселился. Жены, матери ждали солдат домой до последнего. Многие с войны не вернулись.

Сейчас все новости Марии соцработник приносит.  То радио, то телевизор что хорошего расскажут, то родные позвонят, обрадуют успехами в работе и учебе.

— Вот, дела по дому все сделаю, сяду у окна и вспоминаю, как жизнь-то жила, — говорит Мария Дуплищева, —хорошее и плохое было. Многое хочется забыть, но из памяти ничего не выкинешь и время порой не лечит. Однако все пережили и переживем. Теперь вот и вы ко мне заглянули. Посидели, поговорили и на душе теплее стало. Я завсегда гостям рада!

Ирина СПИРИНА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here