Василий Железовский, депутат Алтайского краевого Законодательного Собрания, побывал в редакции «Каменских известий» и рассказал о работе в Заксобрании, о том, что удается и чего не удалось сделать для жителей края, о видении решения глобальных проблем для нашей страны, для каждого из нас.

— Василий Иванович, каким для вас был истекший год как для депутата АКЗС? Что удалось сделать?

— Я участвовал во всех сессиях АКЗС, кроме первой — организационной, когда не признавали мои полномочия.

Хотелось бы прежде всего сказать о том, что не удалось сделать. В хронике падающей экономики в регионе и в стране этот год не стал исключением. Два острых вопроса, которые коснулись всех жителей Алтайского края, моих избирателей — пенсионная и так называемая «мусорная» реформы, которые я не поддержал, выступал против их осуществления. Но, к сожалению, они реализуются, значит, не удалось переубедить моих коллег, что данные реформы не на благо.

Всегда в  своей деятельности как депутат исхожу интересов моих избирателей — . Экономика региона и страны — это не то место, где хитрые бизнесмены и очень хитрые чиновники извлекают деньги и дополнительную прибыль. Это то место, где мы живем не для того, чтобы кому-то зарабатывать мифическую прибыль, а для того, чтобы удовлетворять свои потребности. Насколько нам за прошедший год это стало легче делать? На это могу констатировать, что за 2018 год количество рабочих мест в экономике Алтайского края сократилось. Причем, падение идет катастрофическое. Тысячи потерянных рабочих мест. По Каменской зоне я давал оценку по исполнению бюджета 2017 года. Тогда закрылись около 20 процентов юрлиц, это по данным налоговой, которая курирует пять районов Каменской зоны. Предпринимателей уменьшилось почти на 3 процента. На рубеже двухтысячных только в Камне было около пяти тысяч предпринимателей. Сегодня в пяти районах вместе с Камнем их две с половиной тысячи. В нашем городе если две-три сотни наберется, кто работает с нулевых. Руководители местных региональных торговых сетей (потребсоюз) говорят, что их товарооборот падает и в 2019 году сократится еще процентов на 25, потому что край заполнили торговые сети, пришедшие извне.

2016 год Правительство Алтайского края по исполнению бюджета закончило с профицитом, то есть превышением доходов над расходами — 5,18 млрд. рублей, в 2017 — почти 2 млрд. рублей. И 2018 год профицит почти 9 млрд. рублей.

У нас что — с дорогами все в порядке, социальное жилье строится, с заработными платами у бюджетников все в порядке? И это на фоне потери рабочих мест, мизерных зарплат. При этом налоговый пресс постоянно растет. Каждый год налоговая служба края рапортует об увеличившихся сборах. Для чего собирали, если не освоили? Вот вопрос, который хочется задать Правительству Алтайского края. Это беспокоит меня как депутата. Ко мне по-разному можно относиться, но всех так называемых инвесторов, которые приходят сюда со стороны из-за ближних границ Алтайского края, я расцениваю, как оккупантов и не иначе. Они приходят, чтобы отобрать у нас работу, и заработать на нас деньги. Кроме сырья и извлечения прибыли они никаких целей не преследуют. Примеров можно приводить массу. Холдинг «Алтайлес», который занимается экспортом сырья в интересах третьих стран. Посмотрите, что оставила нам «Изумрудная страна»? Сколько только в Каменском районе от нее развалившихся хозяйств. В силу своих скромных возможностей мы пытаемся этому противостоять. Муниципальная власть на всех уровнях находится, мягко сказать, в кризисе. Это мы видим по своему муниципалитету. Вопросы по теплоснабжению не только в Каменском районе, но и практически повсеместно в большей степени следует относить к министерству ЖКХ Алтайского края.

Нет порядка в системе ЖКХ, куда при этом вливаются миллиарды рублей. На всех уровнях говорят об экономически обоснованных тарифах. Но в сегодняшних условиях тотальной коррупции его обосновать невозможно. Если в «Каменских теплосетях» на сегодня нет  абонентской базы, как можно в этом случае вывести экономически обоснованный тариф? Это вопрос в целом к надзорным органам.

По пенсионной реформе я давал свою оценку на одном из заседаний АКЗС. В логике сегодняшней политики, когда наш регион расценивается как источник изъятия сырья в любом виде: пшенице, леса и т. д., пенсионную реформу никак нельзя назвать социальной, заботящейся о людях. Работы нет, а пенсионный возраст увеличен. Где будут люди работать?

Среди депутатов краевого Заксобрания, в том числе в «Единой России», есть зрелые, разумные люди, которые, может быть, пока не готовы выступать открыто и выражать свою позицию, но поддерживают мнение по поводу данных реформ.

У нас масса сел, где практически нет рабочих мест. И в большинстве там люди выживают за счет своего личного подсобного хозяйства. Вспомните историю, когда в Сибири в Столыпинскую реформу экономика опиралась на частное подворье. Когда каждый крестьянский двор был частицей сельскохозяйственного производства. К счастью, еще в нашем крае 50 процентов людей живет в селе и половина продовольственного мяса выращивается в частном подворье. Вот кому нужна государственная поддержка для дальнейшего развития. Сегодня ее нет. Есть только давление. В торговые сети не пускают, налоги и прочее. Уничтожим личное подворное хозяйство, уничтожим нацию. Это мое глубокое убеждение. Если мы хотим экономического рывка — значит, нужно развивать сельское хозяйство, село,с опорой на широкую кооперацию на мелкого производителя.

— Вы как депутат АКЗС ощущаете возможность повлиять на исполнительную власть?

— Каждый депутат подотчетен своим избирателям. И немало претензий обоснованных высказывается в адрес представительной власти. Но ведь выбирали-то их избиратели и наделили властными полномочиями. Многие мои коллеги этого, кажется, так и не осознали. Если исходить из конституционного права — единственным источником власти в Российской Федерации является многонациональный народ.

Представительная власть, начиная с сельских советов, властные полномочия получает из рук народа. Хотелось, чтобы мы все это помнили. Кое-кто забыл, что мы к тому же обладаем контрольными полномочиями и сегодня со стороны исполнительной власти идет некий накат в части ограничения, например, по безотлагательному приему денежных компенсаций. Депутаты в том числе должны иметь финансовую независимость и возможность контролировать и влиять на исполнительную власть. Вот наши районные депутаты даже просто приехать на заседание, не говоря о контрольных фунциях, направления запросов и т. д. не имеют на это средств. Много шума было по принятию районного бюджета. Опять администрация района пытается столкнуть избирателей, сельские советы, бюджетные учреждения с депутатским корпусом.

— Ведете ли вы прием граждан, своих избирателей?

— Практику приема по определенным дням, часам я не веду. Я всегда доступен, я всегда на связи. Мой телефон: 8-962-792-61-40. Я в соцсетях. Поэтому готов общаться, встречаться. Ко мне обращаются люди и по вопросам, касающимся ЖКХ, и с личными вопросами.

Можно привести пример со знаком минус. На ближайшей сессии будет рассмотрен протест прокурора Алтайского края, который в большей степени связан со мной. Еще в декабре Яков Хорошев в АКЗС внес протест: ограничить депутатов Законодательного Собрания в праве безотлагательного приема депутата должностными лицами края. Полагаю, что депутат АКЗС имеет право и оно ему дано законом, прийти к чиновнику любого уровня и потребовать ответ на поставленный вопрос, если это касается ущемления прав избирателей, коррупционной составляющей. Депутаты крайне редко пользуются правом безотлагательного приема, когда ответ от чиновника нужен здесь и сейчас. Я этим правом воспользовался за два с лишним года дважды. Свою позицию по этому поводу я озвучил на сессии АКЗС, в присутствии нового губернатора Виктора Томенко.

— Вы участвовали в одной из телевизионных программ, где обсуждались судьба и защита ленточных боров от вырубок. Почему именно вы?

— Начну с того, что в советское время в Алтайском крае заготавливали около 400 тысяч кубов древесины и вся использовалась на территории края. Сегодня только холдинг «Алтайлес» ежегодно вырубает более млн. кубометров леса.. И 90 процентов этой древесины вывозится за территорию края. Нам здесь, можно сказать, остается один хлам.

По разным оценкам, лесная отрасль потеряла от 10 до 20 тысяч рабочих мест. Это после создания холдингов, когда практически закрылись все лесхозы,по моим оценкам только в каменской зоне мы потеряли более 600 рабочих мест. Это не может не волновать.

В 2013 году на учредительной конференции, проходившей в Камне, был создан общественный Совет по защите лесов Алтайского края, в котором председателем был избран Валерий Горбунов. 16 октября 2018 года он скоропостижно скончался в возрасте 55 лет.

Нами в 2013 году было собрано более 100 тысяч подписей в защиту и сохранение ленточных боров и обращение направлено Президенту России.

Мы эту работу продолжаем. Там есть экологи, защитники леса. Я всегда подчеркивал, я не защитник, я не эколог. Меня интересует вопрос, в чьих интересах рубят лес? Если у людей отобрана работа, сокращены рабочие места, то явно, что не в наших с вами.

В конце декабря ленточным борам присвоен особый статус, есть решение об ограничении рубок. Но меня это не радует, потому что лес по-прежнему будет вывозиться за пределы региона. В советское время древесина использовалась здесь. Вот когда так будет и вновь, тогда можно будет порадоваться.

— Как вы относитесь к начавшейся «мусорной» реформе?

— Когда принимались законы якобы «мусорной» реформы, я голосовал против.  Потому что никакой мусорной реформы нет. Есть монополизация рынка. Поделен Алтайский край на 4 зоны и посмотрите, кто стал регоператором — организации с уставным капиталом в 10 тысяч. Это очередная мзда на жителей края, которым предстоит всем без исключения платить. Это больно ударит по сельчанам. Причем в ближайшее время, я уверен, никаких перерабатывающих заводов не появится. Никакой проблемы с мусором не решится. Это чисто коррупционная составляющая для отъема денег у нас с вами. Я и своим коллегам говорил, что в этом вопросе мы идем не в том направлении.

Те, кто производят этот мусор — полиэтиленовые пакеты, бутылки и т. д., заставляют нас его покупать, а потом платить за его якобы утилизацию. Причем выкачивая из людей еще и еще деньги.

Нужен другой подход, где необходимо менять технологии, создавать экологичные упаковки, тару. Чтобы к минимуму было сведено количество экологически опасных отходов. Зачем производить то, что губит природу, не разлагается сотни лет?

Зачем заниматься вывозом из страны сырья, энергоресурсов, вывозом «мозгов»?

Вижу выход для экономического рывка. Конкретно в Алтайском крае — это подъем сельского хозяйства, которое опирается  на личное подсобное хозяйство, чтобы народ укреплялся на земле.

Экономика должна быть социально-ориентированной, направленной на национальные интересы.

Поверьте, честных, порядочных людей гораздо больше, чем иных. Я в меру своих скромных сил и возможностей стараюсь честно служить своей великой Родине, своим избирателям, надеюсь на их поддержку. Надеюсь, вместе мы перевернем эту страницу истории и выйдем победителями.

Наталья МОРОЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Работник РЖД говорил что составами лес уходит в китай! За то нам валежник разрешили собирать безнаказанно…(

  2. Работник РЖД говорил что составами лес уходит в китай! За то нам валежник разрешили собирать безнаказанно…(

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here