В последнюю декаду декабря межмуниципальный отдел полиции провел в Камне-на-Оби масштабную операцию «Ночной город», в которой приняли участие личный состав МО, представители общественного совета при МВД и добровольных народных дружин. Оперативно-профилактическая работа велась по многим направлениям, корреспонденты «Каменских известий» были приглашены к участию в рейде по неблагополучным семьям.

Роль института семьи трудно переоценить—будущее каждого человека зависит от окружения, в котором он вырос. Начальник отделения по делам несовершеннолетних МО МВД России «Каменский» Алла Белянова уверена—в массе своей детская и подростковая преступность обусловлена асоциальной средой в семьях, где они воспитываются.

—Не каждый несовершеннолетний правонарушитель растет в неблагополучной семье. Но можно утверждать, что каждый ребенок, родители которого плохо исполняют свои обязанности, рано или поздно окажется в поле зрения инспекторов ПДН и ювенальной юстиции вообще,—отмечает Алла Белянова.

На утверждение, что существуют позитивные примеры—когда дети, выросшие на социальном дне, вырываются из этой среды, начальник ПДН реагирует с некоей долей скепсиса:

—На моей практике такого почти не было. Иногда в отношении неблагополучных семей применяются крайние меры—лишение родительских прав. В таком случае ответственность за воспитание и образование ребенка берут на себя государственные институты. Попав в благополучную среду, которую ему никогда не обеспечили бы родные люди, он получает и шанс на будущее.

Получается, что социальное неблагополучие передается по наследству, как родовое проклятие. Улица редко дает заброшенному ребенку правильное воспитание, а безответственные родители, крадущие у собственных детей самое важное—детство и надежду, не дают его вовсе. На проблему семьи должны обращать внимание не только официальные службы в системе профилактики, но общество в целом. Данное утверждение можно было считать кратким, но емким инструктажем для группы, отправившейся в ночной рейд по социальному неблагополучию.

Перечень адресов, по которым полицейский экипаж вместе с общественниками и прессой на борту проехался в холодный зимний вечер, был составлен заблаговременно. Большая часть семей из черного списка ПДН уже состоит на учете, в некоторые инспекторы едут впервые—из-за поступившего тревожного сигнала.

Первый адрес—многоквартирный дом на окраине города. Нужную квартиру ищем едва ли не на ощупь, подсвечивая экранами сотовых телефонов—в подъезде ни одного источника света, запах сырости и атмосфера постапокалипсиса. Почти то же самое—по другую сторону двери, где живет многодетная молодая мать с четырьмя детьми и их пожилой бабушкой. Электричество в квартире есть, и оно освещает беспорядок и антисанитарию. Сигнал инспекторам ПДН поступил из школы, где учится старший ребенок—педагоги сообщили, что дети проживают в потенциально опасных условиях.

В дверях нас встречает молодая родительница—ей немногим за двадцать, и при этом живой багаж из четырех детей, почти погодков. Беспорядок в доме она объясняет вялотекущим перманентным ремонтом, а по поводу антисанитарии пояснить оказалось нечего.

Пока начальник ПДН и участковый объясняют молодой матери элементарные правила ухода за детьми, необходимость соблюдения порядка и чистоты в доме, нас изучают четыре пары глаз, выглядывающие из хозяйской спальной. Смотрят без испуга—видимо, привыкли к визитам людей в погонах. Особое любопытство вызвал у них незнакомый дядька с фотоаппаратом, который обнаружил в прихожей гнездилище тараканов и пытался их запечатлеть.

Полицейские на этот раз ограничились предупреждением и взяли со взрослых обитателей квартиры слово навести порядок, а также убрать опасные для жизни детей вещи—неизолированную проводку и переносную плитку.

Позже участковый вернется, чтобы обнаружить беспорядок в первозданном виде и составить административный протокол по статье 5.35 (неисполнение родительских обязанностей)—не первый и точно не последний в жизни молодой семьи.

В настоящее время в Каменском районе на учете в отделении ПДН числятся 67 родителей, которые не исполняют должным образом свои обязанности в отношении детей, отрицательно влияют на них, систематически пьют. За 2017 год вновь были поставлены на учет 27 семей. Конечно, динамика меняется в обе стороны—семьи также снимаются с учета. Хотелось бы верить во внезапное перевоспитание, но нередко дело закрывается по той причине, что государство окончательно и бесповоротно забрало детей под свою опеку.

В квартиру дома по ул. Томской нам достучаться не удалось. Двери никто не открыл, в окнах света не было. Сюда оперативная группа приехала по очередному вызову от неравнодушных граждан—родители четырех детей, в возрасте от двух до четырнадцати лет, крайне неравнодушны к алкоголю и буквально не расстаются со своим личным праздником жизни. Ранее инспекторы обращали внимание беспечной мамаши на грязь и антисанитарию в доме, та клялась все сделать немедля. В тот день проверить это не удалось. На шум выглянули соседи и рассказали, что последние дни из-за стенки постоянно раздавались звуки «фестиваля».

По следующему адресу тоже горе в семье — крепко пьющая мать, живущая с сыном-подростком. Свет в доме не горел, поэтому мы чуть было не уехали восвояси, но заприметили мерцание телеэкрана в окне. Постучались. 12-летний мальчик находился дома один и сначала решительно отказывался впускать полицейских.

В доме стоял удушающий запах дыма, как будто печь топят не сухими дровами, а частями мебели или фрагментами забора. Инспекторы убедили мальчика показать, где хранятся дрова—они действительно оказались малопригодны для растопки. Наконец, дрейфующей походкой объявилась мать. Она была пьяна, и на предложение пережить вместе с сыном зиму во временной социальной гостинице, ответила многоэтажной бранью—суть претензий женщины была направлена на судьбу вообще и власти в частности, по «вине» которых она живет с сыном на скромную 8-тысячную пенсию. Предложение бросить пить, чтобы больше денег оставалось на житейские нужды, было принято «матерью-героиней» в штыки. Тут же она проговорилась, что иногда сын прячет от нее деньги, спасая их от быстрого пропивания. Мальчик, видимо, привычный к маминым эскападам и «закидонам», скромно молчал. Кстати, единственным ярким пятном в ободранной избушке оказались новенькие боксерские перчатки. Пацан занимается боксом, и инвентарь, судя по всему, ему приобрели добрые люди из родительского комитета секции. Мать юного спортсмена не упустила возможности похвалиться грамотами за призовые места и наградами сына. В чем ее личный предмет гордости, остается неясным—спортивные заслуги сына имеют место быть не благодаря ей, а вопреки.

Комментируя ситуацию в данной семье, начальник отделения ПДН Алла Белянова отметила:

—Здесь яркий пример того, как отрицательное влияние родителя сказывается на модели поведения ребенка в целом. Сегодня этот мальчик и сам находится на учете в ПДН за совершение правонарушения. У него нет положительного примера в семье, присутствие в доме его тяготит, и он находит круг общения самостоятельно, на улице.

Последний пункт назначения—барак на ул. Ленинградской. Во дворе стоит другой полицейский автомобиль, который по удивительному совпадению прибыл в ту же квартиру, что и мы—по сообщению о домашнем дебоше и рукоприкладстве. Хозяйка квартиры пострадала от рук своего нетрезвого сожителя. Пока полицейские разбирались с дебоширом, начальник отделения ПДН провела с пострадавшей женщиной беседу, в том числе о правильном выборе спутника жизни. Если живущие в доме дети будут подвергаться опасности, если в отношении них будет иметь место жестокое обращение—станет достаточно оснований для лишения матери родительских прав.

Семьи, где с матерями живут несовершеннолетние девочки и где постоянно присутствует неблагополучный отчим, находятся в особой группе риска. Сожители, злоупотребляющие спиртным, опасны для детей уже тем, что в их присутствии распивают спиртное, устраивают семейные скандалы. Разумеется, дети, особенно девочки, тяготятся неспокойной семейной обстановкой, уходят из дома и находят компании взрослых людей. И вступают в ранние половые связи. Нередко развратные действия в отношении несовершеннолетних направлены со стороны отчимов.

—Данной проблеме в отделении ПДН уделяется особое внимание, — рассказывает Алла Белянова. —Проводим работу с родителями, инспекторы проверяют, как несовершеннолетние девочки из неблагополучных семей проводят свой досуг. Конечно, эта проблема обусловлена, в первую очередь, социально. Малолетняя преступность, попадание детей в референтные группы, вступление в раннюю половую жизнь, вовлечение в распитие спиртного и курение—корни этих явлений произрастают в неблагополучной обстановке в семье.

Справка: в 2017 году в Каменском районе было выявлено девять фактов вступления в половую связь с подростками до 14 и 16 лет.  Речь даже не о 15-летних акселератках с исключительно ранним сексуальным развитием, а о 12-13-летних детях.

Максим ПАНКОВ. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Это для нас с вами ужасные условия. А к сожалению такие люди не привыкли и не умеют жить по другому, для них это норма. Сколько бы не делали им ремонты, не убирались, не отдавали вещи для детей, все загаживается и уничтожается. А позиция у них иждивенческая — государство должно и обязано, и государство само формирует эту позицию. Нужно помогать действительно тем, кто в этом нуждается, кто тянется из последних сил и детей воспитывает. Многие получают очень большие пенсии и пособия на детей и все их пропивают, у нас даже таких зарплат в городе нет, какие бывают пенсии. Или покупают какую нибудь развалюху под материнский капитал и продолжают гулять, а потом их лишают родительских прав, а они рожают дальше. Вот такие реалии жизни. А изъять ребенка из неблагополучной семьи сейчас практически невозможно…

    0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here