Не так давно жительница села Корнилово Анна Гавричкина отметила свой 90-летний юбилей. Анна Нестеровна—одна из старейших жительниц села.

КОРНИЛОВА ИЗ КОРНИЛОВО

Дом Анны Нестеровны мы нашли не сразу. Помогли соседи: «Вон тот дом, где сосенки,—указали они на избу, стоящую на берегу реки. — Только вот на машине вам туда не проехать…». Мы все же рискнули, с трудом, но добрались. Наша героиня хлопотала на кухне. Узнав о цели нашего визита, она не сразу согласилась рассказать о себе. Чего, мол, про нее писать? В селе много людей, о них и пишите. И все же пригласила нас в зал, усадила поудобнее и между делом поведала о себе. «Ты только много-то не пиши, полстранички—и хватит..,—начала она.—А я вам сейчас покажу разные книжки орденские…». И неугомонная хозяюшка отправилась за документами… Вслед за ней и мы.

Анна Нестеровна достала небольшую черную сумку, похожую на саквояж, вынула документы, перетянутые резинкой.

—Эта сумка еще с войны,—указывая на раритет, говорила она.—Я ведь учетчицей работала. Меня заставляли зарплату давать, а я говорю: «У меня даже сумки нет, что я, в мешке понесу?». Так председатель отправил купить сумку. С войны ее и берегу…

Анна в девичестве была Корниловой. Так судьба сложилась, что родилась в Корнилово и прожила всю свою жизнь в этом селе. Детство прошло «в сиротстве и бедности». Отец умер от тифа, когда Ане исполнилось шесть лет. В семье было еще два брата—старший Василий, младший Гоша. Мать пережила мужа лишь на два года. Сирот воспитывала бабушка. Все хозяйство—одна коровенка. Так на «кислухе» и выросли. Бабушка зимой на санках в бор ездила, за лесниками подбирала оставшееся сено, чтобы кормить корову.

—Трое нас было, проводит нас в школу, подоит корову: «Ребятишки! Вон кислуха!». Ходила шишки в бору собирала, протопит печку, прокалит шишки, в глиняные горшки процедит молоко и в печь запихивает. Пенка сверху прям зажарится. Потом заквасит, вот эту кислуху да картошку ели.

Нелегко пришлось бабушке с сиротками. Как могла, справлялась, за уроками следила.

«Нюрка, никогда не ходи с голыми коленками. Хоть какую, да нашей заплатку»,—этот урок своей бабушки Нюра усвоила на всю жизнь. Пусть бедно, но чисто и аккуратно, и ничего, что латано-перелатано, зато без дырок одежонка.

УЧЕБЕ КОНЕЦ…

Когда началась война, Нюра Корнилова училась в шестом классе. Ее вызвали в сельсовет.

—Пошла в контору, сказали, пойдешь учетчиком в тракторную бригаду,—вспоминает Анна Нестеровна.—А я говорю: «Так мне 14 годков, мне надо учиться…», а мне в ответ: «Какое учение? Война! Сюда война придет, и учиться не будешь!». Пошла, куда деваться.

Девочка совсем была растеряна. Как же начислять горючее? Как вести отчетность? Незнакомый дяденька, сидевший в конторе, успокоил ее: «Ты Нестеровна? И я Нестер! Ничего не бойся, если что, спрашивай у меня». Нестер оказался бригадиром  тракторной бригады. Он и рассказал суть да дело. Нюра вела учет, работала заправщицей. Не раз ревела горючими слезами. Как отчет, так у нее цифры не сходятся. И снова, и снова ее отчитывали за перерасход. А что поделать? Ведь на тракторах, в основном, бабы да молоденькие девчонки работали. Вот и ездили «зигзагами», пока технику осваивали.

Старший брат «махнул» добровольцем на фронт вслед за своим другом. Младший пошел в бригаду работать на прицеп. Нюра днем свою работу выполнит, ночью пойдет Гошу подменит—отправит его спать. А тот поспит часок-другой, да бежит сестру подменять.

МАЙ И АННА

Анна Корнилова работала учетчицей вплоть до 1949 года, пока не встретила своего суженого. Они были сверстниками. Май работал в конторе и уже давно заприметил Нюру. Помогал ей с отчетами. Чуть где она задержится в бригаде, уже бежит выяснять, что случилось.

Май и Анна Гавричкины прожили вместе 36 лет. С раннего возраста работали в колхозе. За доблестный труд Май удостоен Ордена Трудового Красного Знамени, Анна — звания «Ветеран труда».

—Старшая сестра все говорила: «Май, не дружи ты с Нюрой Корниловой, не бери ее. Она бедная-бедная, ничего у ней нету,—вспоминает Анна.—А вот Зина Мешкова—одна дочь у матери, вся в золоте…». «Что мне твоя Зина? У ней ни одного трудодня нету. А у Нюры—больше всех!».

Обидно было Ане слышать такое. Так она и подначивала жениха: иди, мол, к Зинке, она побогаче будет. Сама же она зарабатывала своим трудом. Летом в отряде, в зиму молодняк скота набирала, выхаживала. Май долго добивался руки и сердца Анны. Получив ее согласие выйти за него замуж, привел молодую супругу в новый дом-пятистенник. Обзавелись небольшим хозяйством. Вскоре родилась дочь. Девочка прожила лишь два года. Сразу после рождения малышки свекровь настояла, чтобы Нюра вышла на работу. На этот раз она устроилась учетчиком на ферму. В обед прибегала домой покормить дочь, за которой приглядывала няня. Однажды утром девочке стало плохо. Ее доставили в Новоярковскую больницу, где на десятый день она умерла от менингита. В безутешном горе Май и Анна поддерживали друг друга. Спустя три года у них родилась дочь Лида, еще через два года сын Толя. Жизнь шла своим чередом. Анна работала на ферме, затем ее перевели в кормоцех. Май долгое время был кассиром, затем возглавлял бригаду, помогал целинникам. В 1972 году он был награжден Орденом Трудового Красного Знамени. В 1985 году его не стало. С тех пор Анна Нестеровна живет одна, свою жизнь полностью посвятив детям, внукам, правнукам.

«ЗАДЕРЖАЛАСЬ…»

—Задержалась я здесь на этом свете. Все никак Господь меня не приберет к себе..,—улыбаясь, говорит Анна Нестеровна.—А внуки говорят: «Баба, живи еще, живи! Ты нам нужна…».

Первое, что поразило нас, когда мы вошли в дом, это то, что эта хрупкая 90-летняя женщина ухаживает за тяжелобольной дочерью, прикованной к постели. И чем больше слушаешь ее, тем больше понимаешь, что не так просто «задержалась», а потому что нужна своим детям, потому что сердце болит за каждого.

 

Когда не стало Мая, она отдала их дом сыну, сама же перешла в квартирку поменьше. У внука проблема с жильем—уступила им. Случилась беда с дочерью—переехала в ее дом, чтобы ухаживать за ней. Весь нехитрый скарб перевезла с собой. В сумке со времен войны—документы. Фотографии ее с мужем, их родителей так и лежали не распаковаными на веранде до нашего приезда. Все времени не хватало их повесить. Во дворе куры, утки, гуси, за которыми тоже нужен уход. Сын приходит, помогает по хозяйству, наведываются внуки. Анна Нестеровна очень много рассказывала о судьбе каждого из них. Переживала за детей, радовалась внукам, гордилась правнуками. И не важно, что ее дети уже сами пенсионеры, для нее они остаются детьми, нуждающимися в ее заботе, внимании, любви.

Лада РУДЫХ. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Хорошая и тёплая статья. Долгих лет жизни и сибирского здоровья Анне Нестеровне!!!

    0
  2. Хорошая и тёплая статья. Долгих лет жизни и сибирского здоровья Анне Нестеровне!!!

    0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here