Владимир Иосифович Кисляков родился в 1928 году. Семья переселенцев из центральной России,  построили дом за озером Гоноховским. В то время там активно селились, в селе не хватало земли, а за озером была хорошая земля. Дед Владимира был мастеровитый, строил дома, церковь, дом для попа (в то время попом был отец Сергий). Построил дом для старосты, сейчас это дом Быковых. Участвовал в строительстве частных домов, некоторые стоят до сих пор —дом Зубовых, например. Деду помогали сыновья, их у него было трое. Отца звали Иов, женился он на 16-летней Анастасии, которая была в работниках у старосты.

За озером земли было много, сеяли лён, потом мяли, замачивали в озере, отбеливали, был свой станок, всю зиму женщины пряли, вязали, шили рубахи.

В 1936 году пошёл в школу, первый год учились в конторе, второй в церкви. Потом построили школу, первым директором был Иван Георгиевич Чеботаев, который водил детей ломать церковь. Потом директором школы был Николай Побожий, при котором заложили сад, посадили огород. При «белых»  в центре села, на площади расстреляли коммуниста, жителя села Плотникова Долгушина (за памятником на кладбище ухаживают учащиеся школы). Пришли «красные», отвели в камыши и расстреляли попа Сергия, посчитали его пособником «белых».

Семья Владимира КисляковаСемья считалась малосемейной, в основном, вокруг были многодетные, которым приходилось очень трудно.  Хорошо помнит Владимир Иосифович, как собрались на покос и уже сидели на конях, бежит вестовой и объявляет, что началась война. На сход села собралась вся деревня, все были настроены боевито — «пойдём, затопчем», шапки вверх бросали. На второй день объявили мобилизацию с 1908 по 1924 годы рождения. Какой поднялся крик, женщины причитали, дети плакали. Погнали коней, призывники побросали сумки в телегу, сами пошли пешком через Обское на Барнаул. Владимир  на всю жизнь запомнил этот плачь.

Приносили похоронку в конец села — к вечеру знали все, оплакивали всем селом. Приходил раненый или проезжий останавливался на ночлег, набивалась полная изба женщин, которые хотели узнать, как там на войне. В то время в селе не было телефона. Во время войны руководить колхозом присылали молодых евреев. На бригаде в большом котле втихаря варили пшеничную кашу. Смотрят, идёт руковод  Метёлкин, шинель развевается.  Все испугались, куда кашу девать, она горячая. Выложили в мешки, каша течёт, положили на палки и бегом в околок.

Вскладчину варили картошку по 4 штуки, она разваривалась, спорили, кто положил большую, а кто маленькую. Потом стали варить в мешочках, у каждого был свой.  В 1944 году Владимир выучился на тракториста — были ускоренные курсы в филиале села Рыбное. Стал работать на колёсном тракторе. Сеяли днём и ночью. В темноте впереди трактора  с фонарём шла женщина, старожил села помнит — это была Нюрка Боровлева, ей наказывали, чтобы не упала в борозде и не попала под трактор.

По надобности в город или на работу  старожилы села ходили пешком, в войну коней берегли. Работали на бригаде за 18 километров от села, женщины  трудились до темна, потом  шли домой проведать детей. Утром возвращались на работу, опоздать было нельзя, в военное время за это строго наказывали.

Владимир закончил 7 классов, пошёл работать в колхоз. Сначала был один колхоз, потом поделили на три. Отец был грамотный, до войны работал кладовщиком. В  колхозе была своя пекарня, семья не голодала, отец приносил булку хлеба и ещё что-нибудь по мелочи.

В 1945 году над селом пролетел самолёт, разбросал листовки, так узнали, что кончилась война, люди плакали и обнимались. В 1945 году Владимир окончил Каменское механизаторское училище. Продолжал работать на тракторе. Но душа не лежала к технике.  В 1950 году предложили поработать учётчиком на бригаде, где и проработал до 1968 года.

Когда бригадир молодняка крупного рогатого скота Михаил Леонтьевич Артамонов  пошёл на пенсию, Владимир заменил его и проработал на ферме до 1980 года. До пенсии работал в Рыбинском лесничестве. Жена Валентина работала на почте. Детей нет. Валентина рано умерла, но жизнь продолжается, сейчас счастливо живёт с Анной, ухаживают за огородом, садом, разводят цветы. Дом всегда ухоженный, все удобства в доме, только отопление печное. Приходит соцработник, которому очень рады, узнать новости, пообщаться.

Жителям  вводили ограничения—в личном подсобном хозяйстве разрешалось иметь 1 корову, 1 поросёнка. С коровы назначали продналог, сдать 380 литров молока, остальное молоко можно было обменять на масло или получить деньгами. Если держали кур, обязаны были сдать 360 яиц, мясо 40 килограммов. Налоговые агенты вели учёт, кто не мог заплатить, обкладывали по единоличному налогу, больше в 1,5 раза. После войны в сельском Совете по семьям распределяли облигации  на восстановление народного хозяйства. Они у Владимира до сих пор лежат непогашенные.

Владимир помнит всех жителей села, события, слушать его одно удовольствие. Часто встречается со школьниками, послушать воспоминания старожила любят и жители села. Помнит руководителей села, которые часто менялись — это Егор Баёв, Пётр Мазалов, Тарасов, Дементьев, Лебедев, Катаржнов, Марков, дольше всех  директором совхоза был Александр Петрович Чернышов, во время его руководства были построены дворы на ферме, дома, клуб.

Приглашаю неравнодушных односельчан поддержать старожилов села, ведь их осталось мало.

Нина СЕЛЕВАНОВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here