Рядовой Российской армии рассказал «Каменским известиям» о том, что увидел и какие чувства испытал он на сирийской земле

С ВЛАДИМИРОМ Ермаковым мы встретились накануне Дня защитника Отечества, 22 февраля.

Он вместе с другом Владимиром Ивлевым побывал в Каменском аграрном техникуме и возложил цветы к мемориальным доскам погибшим в разные годы при исполнении воинского долга выпускникам техникума Александру Шлыкову и Владимиру Вульвачу.

А потом состоялась наша беседа. Сегодня мы не будем касаться политических аспектов, говорить о том, какие задачи выполняют части нашей армии на сирийской земле. Об этом достаточно информации из центральных СМИ. Сегодня речь о далекой стране, ставшей ближе, благодаря рассказу каменского парня, обожженного сирийским ветром.

СТАРШИЙ БРАТ

Володя Ермаков родился в 1995 году в Камне-на-Оби. Рос, учился в школе в четвертом лицее. Он единственный ребенок в семье. Но у него был самый настоящий старший брат, пусть и двоюродный—Володя Вульвач. Старший всегда оберегал, защищал младшего. Они были, как родные братья. И вот младший—школьник, а старший ушел отдавать долг Родине. Кто бы мог тогда предположить, что он отдаст не только долг, но и жизнь. Владимир Вульвач погиб в Чеченской Республике в 2004 году. Младший Володя долго не верил, что брата больше нет. Что творилось в душе мальчишки: он негодовал, хотел отомстить. Правда, не совсем понимал — кому и за что. Но твердо решил, что когда придет его время — пойдет в армию.

Камень-на-Оби Владимир Ермаков вернулся из Сирии

КАВКАЗ. ПЕХОТА

Годы не шли—летели. Позади осталась школа. Володя поступил в агротехникум, но после года учебы перевелся в профучилище (ныне политехнический техникум). Еще один год пролетел незаметно и пришло то самое время, которого парень так ждал—на руках повестка. В военкомате сказали—пойдешь в морфлот. Обрадовался. Когда прибыли в Барнаул на призывной пункт, призывников быстренько разобрали «покупатели». Владимир Ермаков понял, что морфлот ему не светит. Расстроился, но делать нечего. Теперь предстояло жить по приказу. Погрузились в вагоны. Прошел слух, что везут в Ставропольский край. Однако прибыли в Моздок. Попал наш земляк в сухопутные войска, в пехоту. Месячный курс молодого бойца и путь в Цхинвал, в Южную Осетию. В регионе все было спокойно. Служба ничем особенным не отличалась. «Никаких боевых операций не было, — рассказывает Владимир, — но родители все равно сильно переживали. Особенно мама. Когда удавалось в выходной позвонить домой, она слова сказать не могла, только плакала. Отец другое дело—он мужчина. Полгода я в Цхинвале служил, полгода дослуживал в Майкопе, в Адыгее.

В 2014 году демобилизовался, вернулся домой. Доучился, получил профессию автомеханика-заправщика. Работы не было. Пошел в военкомат подписывать контракт. Позвонил в Майкоп командиру. Он выслал отношение и в марте 2015 года я уехал снова служить в свою часть, только уже по контракту».

«ХМЕЙМИМ» И ПАЛЬМИРА

Прошло больше года. Рядовой Ермаков изъявил желание добровольцем отправиться в Сирию. 20 октября 2016 г. прибыли на военный аэродром. Погрузились в ИЛ-76. Через шесть часов посадка на Российской военной базе «Хмеймим» в Сирии. Разместили в специальных модулях с полным комфортом. Но Владимира и еще нескольких бойцов отправили в Пальмиру.

Камень-на-Оби Владимир Ермаков вернулся из Сирии

«Ехали мы в бронированных КамАЗах-капсулках. Окошечки очень маленькие. Но даже через них было видно, что едем по территории, где прошла война. Разбитые дома, обгоревшие машины. Но самое сильное, шоковое, впечатление произвела Пальмира. Ничего общего с тем городом, о котором нам рассказывали на уроках истории. Практически все разрушено. Мирных жителей сначала не было вообще. Потом постепенно стали возвращаться. Останавливались они в полуразрушенных домах. Кушать готовили на улице, на кострах. Очень жалко было детей — маленькие, грязные, голодные», — дрогнувшим голосом произнес Володя и замолчал. В глазах блеснули слезы. Пауза. Сглотнув подступивший к горлу комок, он продолжил: «Я заходил в магазин, покупал что-нибудь и угощал ребятишек. Видели бы вы их благодарность. Аж в душе все переворачивалось. Мирные жители—это, в основном, женщины, дети и старики. Все измучены войной.

Что такое война, довелось  и нам испытать. И обстрелы были, и нападения боевиков.

9 декабря я на КамАЗе выехал из города. Нужно было доставить горючее и «сухпай» за 400 км. Вернулся 10 декабря. Вдруг объявили тревогу и эвакуацию. Нас вывели через старый город. Я получил царапину на ноге осколком, обошлось без санчасти.

За время командировки в обязанности нашей части входило обеспечение. Подвозили горючее, продовольствие, воду. Если приходилось ехать ночью, машины в колонне шли с выключенными фарами. Боевиков видел. Черная форма, полная боевая экипировка. Однако больше запомнились мирные сирийцы. По телевизору разное показывают, но лично я чувствовал, что в нас, российских солдатах, они видят тех, кто несет им мир, кто пришел защитить.

Камень-на-Оби Владимир Ермаков вернулся из Сирии

Спал я чаще всего в КамАЗе, потому что в любую минуту могла поступить команда везти груз в точку назначения.

Новый 2017 год встречали в палатке. Взяли сирийской водочки. На кухне «разжились» продуктами, сделали оливье.

Родителям звонил редко — некогда было, да и связь плохая».

ДОМОЙ

Второго февраля прибыла смена. Владимир Ермаков передал сменщику Денису из Питера КамАЗ, ввел в курс дела.

Отбывающих доставили в «Хмеймим». Вылета дожидались трое суток. Наверное, никогда для Владимира время не тянулось так долго. Наконец, погрузка в самолет. Приземлились, вышли и первым делом поцеловали землю. Как сказал Володя, только там, в далекой Сирии, он по-настоящему ощутил, что такое тоска по Родине, по дому, по родителям.

Камень-на-Оби Владимир Ермаков вернулся из Сирии

В части в Майкопе он заполнил необходимые документы, в т.ч. на получение статуса «Ветеран боевых действий». Подал рапорт на 60-дневный отпуск, сел на поезд «Адлер-Новосибирск» и через трое суток был в Новосибирске, где его встретили мама с папой. Для них он по-прежнему ребенок, а для России—солдат, защитник.

Камень-на-Оби Владимир Ермаков вернулся из Сирии

«Командировка в Сирию еще больше укрепила меня в мысли, что я солдат, нужен своей стране. Ведь страна—это родная земля, это мама с папой, друзья. Это народ, который мы защищаем на ближних и дальних рубежах. И еще война—это страшно, а мир очень хрупок. Об этом никогда нельзя забывать», — подвел черту разговору повзрослевший, возмужавший рядовой Российской армии Владимир Ермаков.

Надежда СПЕСИВЦЕВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА и из архива Владимира Ермакова. Видеосюжет: ИА ТАСС.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here