Ночью 12 марта на трехэтажке по ул. Томская, 121 произошло обрушение части кровли

0
435

Причина ЧП банальна—стропила не выдержали тяжести скопившегося за зиму и напитавшегося влагой большого слоя снега. Хотя не все так однозначно. Но обо всем по порядку.

обрушение кровли на ул. Томской Камень-на-Оби

В этот же день по обращению жильцов дома в администрации города было проведено заседание КЧС. Заместитель главы администрации города, председатель комитета по ЖКХ и строительству Сергей Кумоняев доложил членам комиссии: «Сегодня утром поступило сообщение от жильцов дома об обрушении части шиферной кровли. 24-квартирный дом был построен мясокомбинатом в начале девяностых годов. Я сам сегодня осмотрел обрушившийся участок. Обрушение произошло оттого, что на крыше был накоплен снег.

Жильцы дома его вовремя не убрали. Но даже при беглом осмотре видно, что конструкции крыши при строительстве были выполнены с нарушениями. Обрушение кровли—это чрезвычайная ситуация, поэтому необходимо рассмотреть вопрос о выделении денег из средств бюджета города на устранение последствий ЧС».

обрушение кровли на ул. Томской Камень-на-Оби
В ходе заседания выяснилось, что квартиры в доме частные, муниципальной нет ни одной. При этом в доме не создано ТСЖ, он не находится на управлении ни одной управкомпании. Т. е. собственники попросту квартплату никуда и никому не платят. Сразу же возник резонный вопрос—почему тогда деньги нужно выделять из городского бюджета? Слово предоставили старшему дома Игорю Афанасьеву: «Этот дом ничейный. Из 24-х квартир 6-7 хозяевами сдаются. Собрать деньги с жильцов у нас всегда проблема. Тем более, будет нереально собрать большую сумму на ремонт крыши». На вопросы, почему не организовали сброс снега с крыши, почему дом не ушел на управление в УК, внятных ответов не прозвучало. На замечание, что дом—это собственность жильцов, старший по дому ответил: «Собственность—это моя квартира». Вот так получается, а крыша, значит, ничейная?

обрушение кровли на ул. Томской Камень-на-Оби
Члены КЧС рекомендовали собственникам провести собрание, решить вопрос проведения экспертизы, от результата которой и будут зависеть дальнейшие действия—полностью менять крышу или ремонтировать обвалившийся участок. А также рассмотреть вопрос долевого участия, софинансирования восстановительных работ.

После заседания КЧС мы побывали на крыше дома и пообщались с жильцами. Александр Харин живет на третьем этаже. Кровля обвалилась как раз над его квартирой. Александр Николаевич вместе с нами поднялся на чердак: «Квартиру в 1993 г. я получил как работник мясокомбината, — рассказывает он.—Согласен, что крыша обвалилась от снега. Но посмотрите, как сделаны стропила, они сбиты встык. Обрешетки практически нет. Шифер лежит на брусках. А шифер какой? Целых листов почти нет, из кусков собран. Нас упрекают, что снег не сбросили, но сюда наступать страшно. Когда дом сдавали, мы свои претензии руководителю строительной организации Давыду Горту высказывали, что толку. Сейчас Горт в стороне, мясокомбинат в стороне. Хорошо, если администрация города поможет».

Игорь Афанасьев пояснил, почему дом не находится нигде на управлении: «В 2000 году я купил здесь квартиру. Меня избрали старшим по дому. На собрании жильцы заявили—деньги никому платить не будем, никуда вступать не будем. Возникала необходимость сделать какой-то мелкий ремонт, сбрасывались и делали. Сегодня люди уже заявляют—почему мы будем платить за крышу, если дом мясокомбината? Многие не понимают, или делают вид, что не понимают, что дом, он наш, т. к. квартиры в нем наши».

Вечером состоялось собрание собственников. Оно было бурным. Но в результате все же было принято решение о сборе денег на проведение экспертизы. Затягивать с ремонтом нельзя, иначе начнут протекать потолки.

Надежда СПЕСИВЦЕВА. Фото Анны МЕЙКШАН.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий